RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Современные программы и методики преподавания русского языка». Стенограмма заседания круглого стола

«Современные программы и методики преподавания русского языка». Стенограмма заседания круглого стола

15.02.2010

МОДЕРАТОРЫ

Почеканска Стоянка – к.п.н., главный эксперт по русскому языку Министерства образования, молодежи и науки Республики Болгария.
Степанова Ирина Анатольевна – руководитель управления образовательных программ фонда «Русский мир».

ДОКЛАДЧИКИ

Наталья Гантер, заведующая программой изучения русского языка и культуры (США, Орегон, г. Портленд).
Владимир Павлович Синячкин, завкафедрой русского языка Российского университета дружбы народов (Россия, Москва).
Марина Низник, преподаватель кафедры иностранных языков Тель-Авивского университета (Израиль, Тель-Авив).
Анна Сергеевна Кастарнова, к.ф.н., старший преподаватель Центра международного образования Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (Россия, Москва).
Екатерина Юрьевна Протасова, доцент Хельсинкского университета (Финляндия, Хельсинки).
Наталья Владимировна Кулибина, декан факультета повышения квалификации Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина (Россия, Москва).
Галина Шамонина, директор Департамента обучения иностранным языкам Варненского свободного университета им. Черноризца Храбра, руководитель Русского центра (Болгария, Варна).
Татьяна Михайловна Балыхина, декан факультета повышения квалификации Российского университета дружбы народов, руководитель Аудитории «Русского мира» в Российском университет дружбы народов (Россия, Москва).
Елена Александровна Целунова, зав. курсами русского языка Российского центра науки и культуры (Чехия, Прага).
Айна Шерифи, директор русской школы «Знание» (Великобритания, Лондон).
Регине Кайзер, исполнительный директор фонда «Германо-российский молодежный обмен» (Германия, Гамбург).
Ирина Шаленец, руководитель интернет-проекта (США, Нью-Йорк, г. Нью-Йорк).
Снежана Владимировна Бодиштяну, директор школы (Мальта, Буджибба).
Марина Анатольевна Бурд, финансовый и административный директор Общества русскоязычных родителей и педагогов Берлина «МИТРА» (Германия, Берлин).

ДИСКУССИЯ

НАТАЛЬЯ ГАНТЕР: Я работаю в начальной школе, которая называется «Келли» – в штате Орегон, Соединенные штаты Америки, и с удовольствием расскажу об использовании программ «Уроки чтения» и «Учись как в сказке» для обучения детей, которые мы используем в нулевом, первом и будем использовать во втором классе.

Наша программа называется «Программа языкового погружения русского языка», открылась она в 2007 году. Ее цели – развитие высокого уровня двуязычных навыков, понимание двух культур и достижение или превышение академических стандартов, которые предоставляются нам – учителям и ученикам нашей программы – наравне с другими англоговорящими классами в нашем штате.

На нашу программу деньги выделило федеральное правительство Соединенных Штатов для поддержания и для открытия русской программы. У нас учатся дети иммигрантов из Восточной Европы. У нас есть ученики, которые приехали из бывшего Советского Союза – из России, с Украины, есть девочка, для которой русский  это третий язык, еще она говорит на венгерском и английском. Есть несколько румын, есть три ученика из испаноговорящих семей, они учат русский как третий язык.

Мы подбираем учебные материалы, основываясь на образовательных стандартах нашего штат Орегон. Но мы всегда используем и материалы из России.

В прошлом году мы начали использовать программу «Уроки чтения» – это пять DVD-дисков – для детей пяти, шести и семи лет. А в этом году мы будем использовать программу «Учитесь как в сказке» в первом и втором классах.

Структура программы «Уроки чтения» – это мультфильмы, очень короткие, буквально пять-семь минут, с последующими упражнениями, все мультфильмы построены по тематическому принципу. Например, есть мультфильм, рассказывающий о малыше, который идет на прогулку. Или малыш идет вместе с мамой в супермаркет. После просмотра мультфильма дети делают проверочные упражнения: подбирают картинку к заданному слову или слово к картинке, собирают слова из букв или произносят слово правильно. Но нужно, чтобы за этим следил кто-то из взрослых.

Программу очень хорошо и легко использовать, когда ребенок сидит перед компьютером один или с маленькой группой детей – допустим, три-пять человек. Ее можно использовать по двум аспектам. Первый аспект – развитие устных навыков русской речи. Это очень важно для наших учеников, поскольку они живут не в русской языковой среде. Развитие форм и функций у них отличается от детей, живущих в России. Они часто делают ошибки, связанные с произношением слов. К тому же у них небольшой словарный запас. Они используют английские слова или смешивают английские слова, вставляя их в русские предложения. Например, такая фраза. Мальчик, рассказывая о своей маме, сказал: «Моя мама поехала на трочке повезла гарбичек». Теперь попробуйте сообразить, перевести, где какое слово. Вы видите, как английские слова используются и к ним добавляются русские окончания.

Эта программа очень важна, потому что представляет для детей хорошую модель – модель хорошей русской речи, правильной русской речи, которой дети могут учиться. Они также учатся произносить слова.

После просмотра мультфильма, даже перед тем, как использовать упражнения, мы бы рекомендовали сделать пересказ или попросить детей озвучить эти мультфильмы. То есть при выключенном звуке. При просмотре мультфильма они слышат рассказ за кадром. Но можно выключить звук на компьютере и попросить детей рассказать, что малыш делает. Таким образом восстанавливается текст, восстанавливается схема, как мы говорим, и ребенок пересказывает содержание мультфильма, а уже потом можно переходить к упражнениям.

Упражнения направлены как раз на развитие навыков чтения, когда ребенок соединяет слово и картинку, когда прочитывает слова.

Начав использовать эту программу, мы поняли, что она является платформой для очень большого разнообразия методов. Например, можно брать слова, которые связаны с мультфильмами, и выписывать их на карточки. Это помогает детям расширять их словарный запас. Это становится частью их речи – уже правильной русской речи.

Вторая программа, «Учитесь как в сказке», это программа, которую мы собираемся использовать в этом году во втором классе, с 7–8-летними учениками. Построение программы такое же, как и в программе про малыша, – мультфильмы с последующими упражнениями. Наше внимание к этой программе привлек один очень важный аспект – сказки, которые смотрят дети, являются примерами классической русской литературы. То есть там есть и «Три медведя», и «Сказка о рыбаке и рыбке», и «По щучьему велению». Для нас это очень важно, потому что детям, которые не живут в русской среде, это помогает строить мостик к пониманию русской культуры. Перед тем как показать мультфильм, мы либо рассказываем, либо читаем эти сказки. Одновременно с этим мы разговариваем с ними и, если встречаются незнакомые слова, помогаем им, потому что у нас помимо детей из русскоговорящих семей учатся дети из англоговорящих семей, для которых в понятии «по щучьему велению» каждое слово незнакомо, если сравнивать с русскоговорящими детьми, которые что-то могут понять из этого.

После просмотра мультфильма дети могут делать упражнения – они построены по аналогии с программой про малыша. Эти упражнения хорошо подходят детям, потому что построены по степени возрастающих навыков, по степени усложнения.

И еще очень важный пункт, на котором я хотела бы остановиться. Это анализ прочитанного и анализ просмотренного, поскольку кроме того, что эти программы позволяют детям развивать навыки чтения и устной речи, они представляют собой базу для развития аналитического мышления и аналитических навыков, которые являются частью наших стандартов и хорошей практикой преподавания, когда дети не только пересказывают прочитанное, но и могут сделать аналитические выводы. Допустим, умение объяснять причины и следствия событий – это один из стандартов, который предъявляется нам. Дети учатся делать это, сравнивая действия героев  сказок, например «По щучьему велению» или «Сказка о рыбаке и рыбке», – это очень хороший пример. Или умение сравнивать два литературных произведения, два мультфильма, сравнивать героев – их поступки, как они описаны, что они делают. То есть это нас тоже привлекает. И поскольку мультфильмы длятся пять-семь минут, это помогает делать мини-уроки, которые преследуют несколько дидактических целей: пересказ, чтение, развитие навыков чтения, развитие анализа прочитанного и просмотренного.

Я бы порекомендовала обе эти мультимедийные программы, потому что они построены на интересах детей. Дети с интересом их смотрят, используют, они построены на усложнении навыков – это прослеживается очень хорошо, дети строят свои навыки, как стену из кирпичиков, иными словами, эти программы очень хорошо применимы в учебной среде. Спасибо.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Спасибо, Наталья. Действительно, эти программы дают хороший результат. И если они вас заинтересовали, то ее разработчики предлагают ознакомиться с ними, прежде чем вы решите их купить, на сайте. Их можно просмотреть в демо-версии, можно купить в полном комплекте, а можно купить и разрозненные диски. Это не так дорого, но эти программы того стоят. Кстати, программы получили золотую медаль в этом году на международной выставке.

Сейчас будет выступать Владимир Павлович Синячкин, а я предварю его выступление небольшой ремаркой. Вы получили маленькие папки с материалами. Обратите внимание, что в этих папках есть диск, который называется «Русский язык – тысяча заданий». Его разработчик Кнеллер Эммануил Григорьевич присутствует в зале. Обратите, пожалуйста, внимание: у каждого может быть свой вариант: испанский, обязательно присутствует английский, может быть азербайджанский, новые разработки – киргизский и казахский языки… Эти диски тоже могут быть полезны при обучении русскому языку. Конечно, это рассчитано на студентов, но это тоже разработка при поддержке фонда, и как дар от наших разработчиков у вас эти диски есть.

Итак, младший школьный возраст сменится возрастом постарше. Школьники. Это учебник, о котором нам сейчас расскажет Владимир Павлович Синячкин.

ВЛАДИМИР СИНЯЧКИН: Уважаемые коллеги. 3 сентября в Венском университете состоялась презентация учебно-методического корпуса, подготовленного коллективом авторов – я их представлю в обязательном порядке – по инициативе Российской международной школы, которая находится в Австрии. Здесь присутствует автор идеи – Елена Владимировна Загорулько. Елена Владимировна проявила инициативу, наши коллеги получили грант, который до сих пор пока финансируется фондом «Русский мир». И коллектив авторов приступил к работе.

Задача была поставлена очень сложная: совместить стандарты российского образования, в частности российской начальной образовательной школы, со стандартами, которые существуют в Евросоюзе. Поэтому, по сути, мы просим вас особенно пока не критиковать, поскольку проходит апробация, мы ждем отзывов наших коллег. Но коллектив авторов сделал все возможное, чтобы учебный комплекс получился достаточно интересным, о чем мы сегодня поговорим.

Здесь присутствует доктор педагогических наук, автор учебного комплекса Елизавета Александровна Хамраева. И доцент Владимир Васильевич Дронов – кафедра русского языка и литературы Института иностранных языков Российского университета дружбы народов. Других наших авторов – Ирину Владимировну Мальцеву и Георгия Владимировича Хруслова – вы видите на этой фотографии с этим учебным комплексом.

Учебный комплекс включает пять книг. Это учебник по русскому языку, книга для чтения и развития речи, методическая рекомендация для учителя и две рабочие тетради. Это только первый класс. В 2009 году вышла линейка учебников по первому классу. Сейчас готовится уже второй класс. Мы сдаем рукописи в конце ноября по третьему классу, и в 2010 году будет завершен четвертый класс, поэтому есть надежда, что в 2010 году учебные комплексы для всех четырех классов появятся.

Надо сказать, что до того, как этот комплекс был представлен в Венском государственном университете, Елена Владимировна апробировала его частично на детях наших соотечественников, поскольку данный учебно-методический комплекс предназначен для детей соотечественников, которые проживают за рубежом. И в процессе проведения этого семинара наши коллеги, работающие с детьми наших соотечественников, выразили одно общее мнение: наконец-то появился такой комплекс, который объединил единое информационное и образовательное пространство, по которому будут учиться дети во всех странах Евросоюза.

В семинаре приняли участие более ста преподавателей из двадцати стран Европы. Безусловно, весь коллектив авторов и Российская международная школа выражают глубочайшую благодарность фонду «Русский мир» за финансовую поддержку, а в презентации учебно-методического комплекса принимали участие заместитель исполнительного директора Татьяна Викторовна Бокова и Ирина Анатольевна Степанова.

Как я уже сказал, данный комплекс представляет собой пять взаимосвязанных произведений: учебник, книгу для чтения и развития речи, методическую рекомендацию для учителя и две рабочие тетради.

По учебнику предоставим слово Елизавете Александровне Хамраевой.

ЕЛИЗАВЕТА ХАМРАЕВА: Спасибо. Об учебнике можно говорить бесконечно долго, но мне хотелось бы обратить ваше внимание на отдельные моменты, которые я считаю в данном учебнике специально заслуживающими внимание. В первую очередь это попытка действительно собрать в некое единство и задать общие ориентиры на всем пространстве, где изучается русский язык. Это, конечно же, стандарты российской школы, причем новое содержание этих стандартов, преломленное на обучение детей. Это специфика данного комплекса. Здесь совмещена методика преподавания русского языка как родного и технология, интерпретация методики преподавания русского языка как иностранного или как неродного. То есть, по сути, обучения билингва как такового.

На самом деле сегодня обучение в России ребенка-билингва занимает одно из ведущих положений. Именно в этой сфере идет очень активный поиск, потому что многие сегодняшние российские процессы связаны с перспективой обучения билингвальных детей, и отраден тот факт, что наработки – лучшее, что было в отечественной классической методике, – уже нашли отражение в этой работе.

Что еще необычного? Что отличает данный учебник от других? Это некая схема в подаче материала. То есть учебник содержит жесткую модель. Он включает в себя тридцать циклов. Каждый цикл – это либо четыре часа работы в течение недели, либо два часа. И цикл закрывается разворотом «Проверь себя», который нацелен на проверку знаний, то есть на обратную связь, – это тот контроль, который нужно осуществлять обязательно в течение обучения. Циклов «Проверь себя» тоже тридцать.

Учебник выстроен горизонтально. Каждый цикл в учебнике, в учебнике для чтения и в рабочей тетради совпадают между собой. Существует отдельная таблица соотнесения всех элементов комплекса, что тоже очень удобно.

Далее хотелось бы обратить внимание на текстоцентрическую основу данного учебника. Мы много говорим о том, что ребенка-билингва – и особенно сегодняшнего, не читающего ребенка – надо обучать на тексте. А вот как обучать на тексте, в принципе, не очень понятно. В нашем учебнике и содержательные тексты, и тексты, отражающие научные знания, и тексты–образцы художественной литературы, и тексты–образцы детской речи. Мы все упражнения учебника выстроили именно на текстоцентрической основе. У нас нет разрозненных предложений. Все предложения связаны между собой. Ребенок получает мини-контекст. Например, то, с чего нужно начать высказывание, то, к чему он придет в середине, то, как он закончит. И на наш взгляд – эмпирический – это, так скажем, обучение некой монологической речи, которую мы заложили в содержание самого методического аппарата данного учебника.

Об учебнике я могу рассказывать очень долго. Недавно я вернулась из Афин, где почти восемь часов об этом говорила, поэтому я предоставляю слово другому нашему соавтору. Если возможно, о книге для чтения и развития речи.

ВЛАДИМИР ДРОНОВ: Я скажу о самом главном. Наш учебник не является инновационным проектом. Его инновационность заключается в традиционности и консерватизме. Для нас педагогическим ориентиром является, конечно, методика Ушинского и, что касается книг для чтения, «Дидактика» Толстого, прежде всего. Но все же наш учебник инновационен еще в одном: в том, что его главной целью, главной задачей является формирование образа языкового сознания в процессе обучения, коммуникативности и так далее. Мы ставим на первое место образы языкового сознания, потому что мы готовим учебник для ребятишек, которые находятся в мире других звуков, букв, слов и, конечно, образов. Сознание их чисто для того, чтобы воспринять информацию из детства человечества, то есть из сказок, из образов, из пословиц, поговорок и так далее, – их очень много в нашем учебнике, но нам казалось, что они уместны.

Центральной книгой нашего комплекса является, конечно же, книга для учителя. Она построена на основе открытой методики, как мы ее называем. То есть это коллегиальный разговор с учителями и – обязательно – с родителями о том, что нужно делать. Не в назидательной, конечно, форме.

Вы можете узнать знакомые интонации – те, кто пользовался нашими учебниками «Росинка» и «Мамины сказки», – это учебники для совсем маленьких детей соотечественников, проживающих за рубежом. Вы, наверное, видели эти книжки: «Росинка», «Мамины сказки» и другие – восемь книг. Вот, например, здесь есть такие стихи:

Можно спутать букву «з»
С чуть похожей буквой «э».
«З» – зигзаг и завитушка,
Букве «с» она подушка,
Я и сам писал не раз
С буквой «с» и «глаз» и «газ».

Это стишок для родителей. Мы их сами придумывали. Мы их считаем, может быть, не очень удачными, и не называем их стихами, а называем учебными стихотворными конструкциями. Их очень много в нашей книжке. Они, скорее, для родителей, которые уже отдалились от школы, и мы их приближаем к тому золотому времени.

Книга для чтения в большей степени формирует у нас образы языкового сознания. На основе учебника, который формирует телесные сущности языкового сознания, то есть тело образов, как говорят психолингвисты.

Я не случайно сказал «психолингвисты», потому что мы нашу книгу строили на основе достижений российской психолингвистики. Мы тесно сотрудничаем с сектором психолингвистики Академии наук, постоянно получаем их советы, опираемся на их труды, поэтому наша книжка опирается не только на дидактику, но и, конечно, на школу психолингвистики.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Я позволю себе маленькую вольность как модератор и предоставлю слово Елене Владимировне Загорулько. Когда она приехала в Москву, у нее, конечно, был чемодан личных вещей, но еще у нее была папка. Что же было в этой папке, Елена Владимировна?

ЕЛЕНА ЗАГОРУЛЬКО: Я хочу сказать достаточно коротко: мне как руководителю этого проекта было приятно после семинара, который мы проводили в Вене с 1 по 3 сентября, получить огромное количество положительных отзывов и, самое главное, те отзывы, которые пришли в первые две недели после того, как семинар закончился. Мне писали: «Уважаемая Елена Владимировна! Спасибо. Мы начали учебный год с вашими новыми учебниками».

Честно говоря, это приятно слышать именно от тех людей, которые работают непосредственно с самой замечательной аудиторией, которая есть во всем мире, – с детьми. Когда непосредственно от педагогов я получила такие теплые письма, то просто почувствовала, что мы работаем не зря, работали не зря, еще будем работать, потому что у нас впереди еще учебник и для четвертого класса, и для пятого. Но самое главное – мы получили огромное количество заявок на следующий год, чтобы продолжить обучение по этим учебникам. Может, это не очень подходит к учебному комплексу, но они одноразовые – эти учебники принадлежат только детям. И мы просим писать заявки, чтобы на следующий год каким-то образом увеличить тираж этих учебников, ведь ребенок должен получить качественный комплект, а не сделанный на ксероксе. Он должен получить его в собственность, поскольку это учебники, с которыми он должен работать, в которые должен вложить свою душу. И, может быть, показать своим младшим братьям и сестрам, что он преодолел, выявил этот сложный русский язык – а для них он очень сложный.

Я еще раз хотела бы поблагодарить авторский коллектив, – у нас с ними было очень много полемики и рабочих моментов. Это совершенно великолепные художники, удивительное издательство «Дрофа». Просто низкий поклон всем, кто принял непосредственное или косвенное участие в создании этих учебников.

Реплика из зала: Елена Владимировна, а в каком количестве новые заявки в папке?

ЕЛЕНА ЗАГОРУЛЬКО: Сейчас у нас пришло заявок более чем на восемьсот экземпляров новых учебников, притом что очень часто мне звонят люди, которые не принимали участия в семинаре, которые слышали эту информацию или прочитали ее на сайте фонда «Русский мир», и, честно говоря, первая их реакция – разочарование в том, что они не могут получить их сейчас, на этот учебный год. Но мы стараемся их заверить, что совместно с фондом «Русский мир» мы предпримем усилия и выпустим дополнительный тираж.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Спасибо большое. Уважаемые коллеги! Нам было очень интересно ваше выступление. Мы понимаем, что русский язык в надежных, профессиональных, а самое главное – в любящих руках и душах наших замечательных авторов.

Учебник, о котором расскажет Марина Низник, тоже создан при поддержке фонда «Русский мир» и ориентирован уже на детей более старшего возраста.

МАРИНА НИЗНИК: Во-первых, я хочу поздравить коллег, которые выступали до меня, с очень удачной, очень интересной работой, я была на семинаре в Вене и привезла эти учебники в Израиль. Я не работаю с маленькими детьми, но многие мои коллеги с благодарностью начали работать. Я думаю, это удача для нас всех.

Учебник, о котором я буду вам рассказывать, совсем другого плана и для другой возрастной категории. Дело в том, что перед нами стояла иная задача. У нас нет возможности преподавать русский язык с шести лет в государственной системе. Небольшое количество школ – вечерних школ, дополнительных кружков – совершенно не решают проблему преподавания русского языка. Если вы помните, Высоцкий сказал, что в Израиле «каждый третий – бывший наш народ». На самом деле не каждый третий, а каждый шестой.

С другой стороны, у нас нет русских школ. Плохо это или хорошо? Наверное, плохо, но это та реальность, которая есть в Израиле. И мало шансов, что они появятся – школы, в которых преподавание будет вестись только на русском языке.

Поэтому русский язык в государственной системе образования у нас преподается с тринадцати лет. Для того чтобы учебник можно было внести в школу, нужно, чтобы он соответствовал требованиям государственной системы образования Израиля.

Когда перед нами встала задача создать такой учебник, мы подумали, что, наверное, аналогичные задачи стоят перед коллегами в других странах, и поэтому мы решили собрать интернациональный авторский коллектив, в который бы входили люди из стран, куда уехало много русскоязычных людей. С другой стороны, мы хотели соединить теоретический и практический подход, поэтому у нас в практики – Анна Винокурова из Германии, Ирина Воронцова – Российский государственный гуманитарный университет. Это человек, который для нас представлял Россию. Нам было важно, чтобы такой человек был, нам очень важен взгляд с российской стороны. Ольга Каган – Калифорнийский университет – один из крупнейших специалистов в области преподавания русского языка как семейного. Я еще вернусь к этому термину. Анна Черп – преподаватель школы имени Анны Жаботинской в Беер-Иакове – это школа, в которой 99 процентов населения – выходцы из бывшего Советского Союза. И ваша покорная слуга.

Мои коллеги говорили о двуязычии, о билингвизме. Я должна сказать, что в условиях, в которых живем мы, билингвизм для меня это как идеальный муж. То есть теоретически я знаю, что это существует, но практически встречаться лицом к лицу мне не приходилось. То есть где-то, у кого-то я точно знаю, что есть, но вот чтоб пожать руку – редкий случай. Мы можем, скорее, говорить о функциональном билингвизме. То есть, скажем, дети используют русский язык в семье, а когнитивным языком, академическим языком, языком, на котором они учатся, является в нашем случае английский, немецкий или иврит.

Понятие «семейный язык» появилось в Канаде. На русский язык этот термин перевела Ольга Каган – член нашего коллектива. Что мне важно прежде всего в этом термине – то, что дети, изучающие язык как семейный, нуждаются в специальных, разработанных именно для этой группы детей учебных пособиях.

Что означает для нас семейный язык? Я приведу вам пример. Мне не хочется углубляться в научную терминологию. Пример очень простой. У меня есть знакомый журналист, который, приехав в Израиль, попал на пикник. На пикнике была девочка, которая замечательно, на его взгляд, говорила по-русски. Он был в восторге от этой девочки и сказал, какие молодцы родители. И тут другой его приятель сказал: «Молодцы родители? А вот сейчас попробуем узнать, какие они молодцы». Он прочитал стихотворение «Однажды в студеную зимнюю пору…» и спросил у девочки: «Скажи, что ты поняла?» Она долго думала и потом сказала: «Лошадка». Вот это – тот контингент, с которым мы имеем дело. Даже в тех случаях, когда мужественные бабушки и дедушки заставляют этих детей выучить стихотворение Пушкина или Лермонтова либо что-нибудь другое из русской классики, мы получаем совершенно замечательные вещи, как, к примеру: «Пурим мглою небо кроет». Пурим – это очень веселый израильский праздник, потому что в Израиле не бывает бурь, у нас самая низкая температура +13. Или: «Унылая пора! Очей очарованье» – о чем это стихотворение?.. «Пара» на иврите – «корова». Мы получаем: стоит грустная корова, и ребенок очень сострадает этой корове.

Что характерно для этих детей? Пассивный запас лексики намного больше активного. Общение в семье происходит следующим образом. Родители с детьми говорят по-русски, дети отвечают на иврите. Соответственно, устные навыки лучше развиты, чем письменные. До пяти лет – да, бабушки и дедушки учат этих детей читать и писать, но результаты в большинстве случаев довольно жалкие. Нет понимания стилистических различий в языке. «Вы», «ы» – абсолютно неразличимы. Очень часто можно услышать вульгаризмы, которые не употребляются в семье. Дети не понимают различий.

В отличие от иврита русский язык – это язык очень многих стилистических регистров. Для детей эти регистры непонятны. И, естественно, употребление языка ограничено бытовой сферой. Ребенку можно объяснить, где взять котлету – в холодильнике, но разговаривать с ним на темы истории или литературы на русском языке крайне сложно.

Перед вами те вопросы, которые мы пытались для себя решить, прежде чем создавать этот учебник. Нам были интересны ответы на все вопросы. Должна вам сказать, что самая серьезная проблема, которая стоит перед нами, это разноуровневость классов. То есть в одной и той же группе могут сидеть дети, которые приехали, условно говоря, год назад или позавчера – их мало, но они есть, и дети, которые родились в Израиле, и дети от смешанных браков.

Каковы цели и задачи обучения? Мы не ставим задачи вывести знание русского языка на уровень родного. Это нереально в тех условиях. Но мы хотим открыть перед ребенком дверь, мы хотим дать ему ключ. Если в дальнейшем он захочет совершенствовать свои знания и умения в русском языке, цель нашего учебника ему эту возможность дать.

Стратегия и тактика обучения. Естественно, мы использовали коммуникативную методику. У меня нет возможности сейчас подробно это обсудить. В принципе, мы надеялись, что учебники будут, по крайней мере в израильской ситуации, использованы в официальной системе, в ситуации Америки это тоже используется в школах, в ситуации Германии это в большей степени используется в частных школах, но инструктором является преподаватель русского языка. Тем не менее, в принципе, инструктором может выступать любой образованный взрослый.

Структура учебного комплекса. Первая часть – введение. Предназначена для детей, не умеющих читать и писать. Вторая часть – грамматика. Третья часть – литературная. Мы отказались от системы, которая характеризует РКИ, где все смешано. Именно потому, что основной нашей проблемой является разноуровневость классов и разноуровневость контингента, мы построили учебник по модулярной схеме, то есть мы дали учителю возможность легко разобраться в учебнике, он знает, что где находится, как он будет моделировать урок – это уже его задача.

Естественно, мы точно так же объединили РКИ с традициями преподавания русского языка как родного, хотя, естественно, РКИ у нас превалирует.

Третья часть – литературная. Очень важно отметить, что у нас учебник тоже ориентирован на текст. Мы стараемся максимально использовать учебный потенциал текста. Он то, что в английском называется quintet oriented и task oriented, то есть нам очень важно было содержание текста, к содержанию мы предъявляли требования: первое – требование релевантности, чтобы потом из «унылой поры» у нас не получилась сразу грустная корова. Мы пытались отобрать те тексты, которые интересны для детей и в которых обсуждаются проблемы, важные для детей. Потом посмотрите задания. Они тоже, на наш взгляд, коммуникативные. Любое текстовое задание заканчивается мини-сочинением, но это не сочинение «Образ дуба в «Войне и мире», а это некое практическое задание, например «напишите характеристику на данного ученика», если это рассказ о каком-то нерадивом ученике, или «напишите очерк в газету о происшествии, которое случилось» и так далее.

Нам всем с детства знакомы слова: «По-русски говорим мы с детства, но волшебство знакомых слов мы обретаем, как наследство, в сиянье пушкинских стихов». Heritage language – семейный язык – это язык наследия. В данном случае я выступаю и как слон, и как зоолог, потому что мой ребенок тоже растет в этой среде, и мне хотелось бы , чтобы помимо машин, квартир мы могли передать детям то, что нам так важно, – русский язык.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Спасибо, Марина. Один маленький комментарий. Хочется, перефразировав поэта, сказать: «Больше учебников – хороших и разных». Мы видим, что авторские коллективы очень трепетно относятся к своей работе, и фонд «Русский мир» серьезно относится к тем проектам, которые поддерживает. Сейчас нет возможности выпустить этот тираж, как было с учебником, который создали в Австрии, но этот учебник сейчас в свободном доступе на сайте фонда «Русский мир». Если он вам интересен, заходите на сайт фонда, вы можете его скачать, распечатать, перенести на мультимедийные носители – как вам удобно. Он открыт для всех.

ЕКАТЕРИНА ПРОТАСОВА: Спасибо большое. Мы сотрудничаем с «Русским миром», с Российским гуманитарным научным фондом и с Академией наук Финляндии по разным проектам. В следующем году у меня будет с января спецкурс, который называется «Русский язык в мире». И те материалы, которые выпускает фонд «Русский мир», будут очень востребованы, потому что по ним можно узнать, что же на самом деле происходит.

Представляя Хельсинкский университет, я представляю еще и страну, где обучение русскому языку как иностранному ведется уже двести лет, а обучение русскому языку как родному ведется уже сто пятьдесят лет, русские школы возникли в 1860-х годах. Таким образом, накоплен довольно большой опыт не только обучения русскому языку, но и сохранения русского языка из поколения в поколение.

Один из проектов, который в этом году начат в Финляндии, – это сбор материалов, документов о тех старых русских в Финляндии, которые на протяжении семи-восьми поколений сохраняют русский язык и вносят большой вклад в финскую культуру, будучи русскими и имея вот то самое иное мировоззрение, нежели коренное население страны.

Мы начали наши исследования с дошкольного возраста. Мы проводим эксперименты в двуязычных семьях, рассматриваем, как формируется двуязычие в естественной среде, когда мама или папа говорят с ребенком по-фински и, соответственно, другой родитель говорит по-русски. Мы смотрим, каким образом функционируют двуязычные детские сады – таких уже около десяти в Финляндии. Это сады, где русский и финский языки существуют, можно сказать, на равных, потому что половина воспитателей говорит на одном языке, вторая половина – на другом. Для двуязычных детских садов мы разработали пособия, которые помогают воспитателям организовать деятельность детей так, чтобы каждый из двух языков был поддержан.

Кроме того, в Финляндии существуют две финско-русские школы. Одна из них находится в Хельсинки, другая – в Восточной Финляндии, в трех городах: Лаппенранта, Иматра и Йоэнсуу. И в нашем исследовании мы смотрим, как ребенок, начавший с нулевым русским или с нулевым финским, обучается в этой школе, доходит, например, до окончания школы или даже дальше, потому что в Хельсинкском университете у нас есть линия для обучения тех, у кого русский язык родной, и для тех, у кого русский язык иностранный, а также специальная программа – коррекционный курс для билингвов, которые выросли в двуязычных семьях, но, может быть, полноценно никогда русский язык не изучали. У нас разработаны курсы, соответственно, для всех этих уровней обучения.

Люди все очень разные, и, естественно, каждый из тех, кто овладевает языками, делает это по-своему. Мы хотим узнать, с чем это связано, и для того, чтобы понять, как именно сделать, чтобы человек чувствовал себя более или менее адекватно в двух или более языковых средах, нужно научить не только языку, но и той культуре, которая стоит за этим языком.

На рынке образовательных услуг мы конкурируем не только между собой, хотя мы стараемся ни с кем не конкурировать. Мы конкурируем с другими языками. И русский должен выглядеть достойно.

Учебники по русскому языку нового поколения, безусловно, выполняют эту задачу. Они отличаются от того, что было сделано раньше. И нам очень приятно, когда наши ученики и наши студенты могут показать своим сверстникам учебники русского языка и сказать, что они изучают предмет по таким замечательно оформленным материалам.

Наш учебник тоже сделан для старшего дошкольного возраста. Он называется «В цирк» и был построен как целостный рассказ о цирке – близкая детям тема, – где можно просмотреть на протяжении сорока уроков, что соответствует делению года, принятому в европейской школе, – сорок учебных недель – четыре четверти по десять уроков; что происходит с одними и теми же персонажами в разных условиях. Картины, которые сопровождают каждый урок, достаточно подробные для того, чтобы по ним можно было беседовать и составлять разные рассказы. Здесь есть тексты, которые взрослые читают детям, есть диалоги, которые дети читают сами, есть вопросы, на которые отвечают дети, задания, опирающиеся на наглядность, задания устного типа, которые помогают развитию речи, задания, которые ребенок должен сам как-то проиллюстрировать и подписать в тетради, и потом – задания, которые он должен сделать дома, причем такие, которые позволяют ему взаимодействовать с родителями – теми, кто знает русский язык.

Вот книжка, в которой с героями происходят разные приключения. Мы специально сделали ее не привязанной к какой-то определенной среде, потому что по учебнику могут заниматься в разных странах, где разное время года, где Новый год могут отмечать не так, как принято в России. Тем не менее у нас есть вещи, связанные с разными временами года, вещи, связанные с зимними видами спорта, и даже задания, связанные с русской культурой, но не связанные ни с какой конфессией, чтобы не возникало противоречий с тем, что ребенок изучает в основной школе.

В Финляндии государством обеспечено два с половиной часа преподавания родного языка, если на этом языке у ребенка говорят дома. Причем если это двуязычная семья, или русскоязычная семья, или, финская семья, которая долго жила в России, – все эти случаи обеспечивают ребенку право заниматься родным языком. Вот таких языков в Финляндии преподается около пятидесяти. И этот учебник помогает создать русскоязычную среду для соответствующих типов обучения. Мы подчеркиваем, что русский язык – это язык, на котором говорят во всем мире. В частности, у нас тут есть и Италия, и Япония, есть Южная и Северная Америка, и Гавайи – это все, что может быть сказано по-русски. Нет границ для этого замечательного языка. Спасибо большое.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Спасибо большое, Екатерина Юрьевна. Действительно, Финляндия – счастливая страна. Если родители пожелают, чтобы ребенок изучал и сохранял родной язык, эти условия финское государство предоставит. Фантастическая страна. Я там работала. Скажу откровенно, влюбилась в нее. Действительно, все условия благоприятны для сохранения родных языков. Чудесно…

ЕКАТЕРИНА ПРОТАСОВА: Не переставайте нас любить, пожалуйста.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Это, может быть, не первая моя любовь. Может, и не последняя.

И в самом деле, учебник, созданный Мариной Низник, – «Русский без границ» – правда. Русский язык без границ. Видите, мы все из разных государств, но все увлечены одной темой, одной проблемой, одна боль в хорошем смысле нас мучает. Мы любим русский язык и откровенно признаемся друг другу в этом.

НАТАЛЬЯ КУЛИБИНА: Я просто заслушалась такими интересными выступлениями об учебниках для детей. Такие яркие, красочные учебники. И мы немножко перескочили через несколько возрастных барьеров, потому что я буду говорить о курсе, который адресован нашему с вами возрасту. Это дистанционный курс повышения квалификации преподавателей русского языка как иностранного.

Дистанционный курс повышения квалификации, который был создан в 2008 году при финансовой поддержке фонда «Русский мир», является составной частью единой системы повышения квалификации российских и зарубежных преподавателей русского языка как иностранного, а также как неродного и родного, которая разработана и успешно функционирует в Государственном институте русского языка имени Пушкина.

Мы действительно говорим, и не только говорим, но и успешно реализуем все формы повышения квалификации, которые существуют в нашем институте. Это единая система, независимо от того, в какой форме она реализуется. Большая часть этих проектов реализуется в очной форме. И надо сказать, очные семинары повышения квалификации преподавателей – прежде всего зарубежных преподавателей, преподавателей средней школы, там, где русский преподается как иностранный, преподавателей зарубежной высшей школы и, мы надеемся, преподавателей русских школ, в том числе школ, которые работают только по субботам и воскресеньям, – все эти проекты реализуются при непосредственной поддержке фонда «Русский мир».

Основное, что объединяет все формы повышения квалификации, которые входят в единую систему повышения квалификации, это содержательная основа. И прежде всего это, конечно, русский язык. Причем в дистанционном курсе – в той версии, которая существует до сего дня, – русский язык представлен описанием русского языка как иностранного. В этой версии пока нет практического коррекционного курса русского языка как иностранного. Мы планируем подать заявку на следующий год о создании практического корректировочного курса. В этом же курсе представлен блок-модуль «Русский язык» – только дисциплиной описания русского языка в целях преподавания его как иностранного. Это один из основных блок-модулей курса.

Вторая часть – это методика преподавания РКИ. Конечно, это тоже второй кит, который занимает очень много места и в дистанционном курсе повышения квалификации, и в других формах повышения квалификации. Очень многие слушатели дистанционного курса были готовы остановиться только на первых двух блок-модулях: на русском языке и методике. Иногда мы получаем от них письма, в них они сообщают, что им не нужна русская литература и страноведение. Тем не менее мы считаем, что, поскольку это все-таки повышение квалификации, то здесь не только должны преследоваться узкопрактические цели, но должен и расширяться кругозор преподавателя. В данном случае он расширяется за счет того, что идет информация о современной русской литературе. Конечно, там нет никаких курсов классической русской литературы: древнерусской и прочее. Здесь идет современный литературный процесс – новинки. И поскольку это все сейчас доступно через Интернет, то наши слушатели не только знакомятся с лекциями, но и могут найти в последней версии подготовленные лекционные материалы по этому блок-модулю, они как раз дают ссылки на интернет-ресурсы, на авторские странички и на «Журнальный зал» – то есть полная картина современной русской литературы.

И страноведение России – мы считаем, что это тоже необходимый материал, потому что преподаватель русского языка как иностранного, несомненно, должен знать ситуацию в стране и отвечать на возможные вопросы.

В какой форме представлен содержательный материал? Это интерактивный учебно-методический комплекс. Дистанционный курс представлен и традиционно – в виде печатных изданий. Это достаточно солидный том, в котором изложены лекции по дисциплинам всех четырех блок-модулей, и не только лекционный материал, но и методические разработки, материалы к мастер-классам и различные другие материалы, которые могут быть полезны преподавателям русского языка как иностранного.

Также учебно-методический комплекс представлен на диске, его тоже посылают слушателям, которые оплатили дистанционный курс и получают право пользования им. Там представлены не только ресурсы, изложенные в печатном виде, хотя, конечно, они тоже там есть, но и те материалы, которые возможно представить лишь с помощью мультимедийных средств, и слушатели не просто получают этот материал и самостоятельно его изучают – постоянно происходит постоянная связь с преподавателями, потому это и интерактивная система. Четыре преподавателя, каждый из которых курирует один из блоков – блок-модулей и эти дисциплины, – по первым блок-модулям: по русскому языку и по методике слушатели отправляют по электронной почте контрольные работы преподавателю. Режима онлайн у нас нет из-за различия часовых поясов. Но думаю, что по электронной почте есть возможность достаточно быстрых контактов, коррекции контрольных работ.

По русской литературе и страноведению также выполняются рефераты, они оцениваются преподавателями, исправляются, и таким образом происходит процесс обучения. Может быть, Анатолий Викторович добавит к той части, которой он занимался.

АНАТОЛИЙ ТРЯПЕЛЬНИКОВ: Здесь уже практически добавить нечего. На что можно было бы обратить внимание? Например, мы знаем: интерактивный учебно-методический комплекс мы представляли как учебник, в котором есть система упражнений, заданий. На его основе ведется учебный процесс. На наш взгляд, все эти три компонента – и учебное пособие, оно же в электронной реализации уже нечто другое – дополненное. И это система дистанционного обучения в Интернете, которая используется для обеспечения интерактивного взаимодействия учителя и ученика. Для дистанционного обучения это очень важно, но система отлично работает, поддерживая очное обучение, что мы и реализовали в рамках проекта.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Если зайти на сайт Института имени Пушкина эта программа там есть.

Мы переходим к той части программы, которая расскажет о деятельности Русских центров, Аудитории «Русского мира», Кабинетах «Русского мира» – это целевые программы, новые целевые программы фонда «Русский мир», и мы очень рассчитываем, что фонд «Русский мир» будет чувствовать себя комфортно на этих площадках, где можно позиционировать всевозможные мероприятия в области образования. Галина Шамонина расскажет о мероприятии, которое проходило этим летом. Мероприятие проходило не только при финансовой поддержке фонда «Русский мир», но и моральной и финансовой поддержке Министерства образования, науки и молодежи Республики Болгария. И мы очень надеемся, что в будущем году наше партнерство сохранится.

ГАЛИНА ШАМОНИНА: Уважаемые коллеги, я с удовольствием расскажу вам о работе нашего Русского центра и, конечно же, об одной из его квалификационных форм.

Итак, «Квалификационная школа как успешный вариант обучения зарубежных русистов на базе Русского центра».

Несколько слов о самом Русском центре. Он был открыт в начале этого года – 25 января – и существует всего девять месяцев, но за это время он предоставил новые возможности и университету, дополнительно расширив информационные ресурсы для технологического развития университета.

Русский центр представлен в нескольких ипостасях и прежде всего как информационно-образовательный центр. Я назову цифры последних трех месяцев. Поскольку мы отчитываемся каждые три месяца за работу Русского центра.

Через центр прошло 1396 посетителей. Мы делаем не только количественный, но и качественный анализ нашей аудитории. Студентов – 859 человек, аспирантов – 57, школьников – 92, преподавателей – 314, но не только преподавателей русского языка. Огромный библиотечный фонд центра, его медиатека дают возможность всем преподавателям совершенствовать свои знания пользуясь ресурсами и источниками центра. Нас посетило 11 официальных делегаций, 64 человека из всех уголков мира – примерно 9 зарубежных государств.

Информационно-образовательный центр проводит занятия по русскому языку.

Квалификационный центр – прошло несколько занятий русистов.

Научный центр является любимым местом для осуществления научных мероприятий университета.

И русский центр как творческий центр.

Прошли мероприятия. Их немного, но они важные. Самое важное мероприятие, конечно же, летняя квалификационная школа. Тема этой школы «Современные педагогические технологии в обучении русскому языку как иностранному».

Я постаралась решить для себя, что гарантировало успех этого проекта. Во-первых, установление целевой аудитории. 39 учебных учреждений страны. Это и преподаватели русского языка – их 54, и университетские преподаватели. Когда идет вот такая аудитория, где вместе работают и университетские преподаватели, и школьные учителя, это очень творческая аудитория.

Программа составлена с учетом интересов целевой аудитории – что необходимо, что бы они хотели услышать во время квалификационной школы. Конечно же, важным фактором является разнообразие форм обучения, хорошее сочетание теоретической и практической подготовки. И немаловажно, что для таких проектов необходимо привлечение ведущих российских преподавателей РКИ.

В программу летней школы были включены лекции, практикумы, методические семинары, мастер-класс и круглый стол. Основные темы квалификационной школы были только в методике преподавания РКИ, инновационные технологии обучения речевому общению и системе языка, коммуникативные и сетевые технологии, проектные технологии, проблемы лингводидактического тестирования, проблемы коррекции ошибок, сетевое взаимодействие болгарских базовых школ с изучением русского языка.

Следующие важные аспекты, которые обеспечивают успех проекта, конечно же, использование ресурсов Русского центра, всех его возможностей, четкая организация при максимальной поддержке со стороны руководства университета. Это очень важно, когда университет полностью поддерживает проект.

Широкое освещение проекта средствами массовой информации сделало и проект, и Русский центр очень популярными. У нас непрерывно идут запросы по электронной почте, просят рассказать о мероприятиях, что планируется на следующий месяц, на следующий год, – это все благодаря освещению проекта в средствах массовой информации: свыше тридцати публикаций в газетах, четыре интервью на радио, четыре телевизионных канала во время поведения летней квалификационной школы, два из которых национальные. И, конечно, мы внимательно прислушиваемся к мнению участников.

В принципе, самое важное – что они считают летнюю квалификационную школу чрезвычайно полезной. Я старалась сделать эту школу необходимой учителям Болгарии, потому что мы живем в трудные времена, не у всех есть возможность поехать на стажировку в Россию, в ведущие вузы, но когда есть Русский центр – и именно в этом смысл Русского центра, – он может превратиться в такую открытую площадку для повышения квалификации зарубежных ресурсов, и он предоставляет нам эту возможность.

В заключение хочу сказать большое спасибо фонду «Русский мир», специальному управлению образовательных программ – вам, Ирина Анатольевна, за очень четкую, слаженную работу и университета, и фонда, и центра, который находится в нашем университете. Я думаю, стоит развивать квалификационные формы работы на базе Русских центров, потому что это дает результат.

Мне бы хотелось закончить словами Бальмонта, который говорил о том, что из Болгарии в Россию проложена дорога, из России в Болгарию лежит путь. Иными словами, есть смысл развивать все формы сотрудничества, особенно в области распространения русского языка.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Спасибо. И я позволю себе маленькую ремарку. Мероприятия – это, наверное, очень важно, но русский язык в Болгарии, как и в Финляндии, чувствует себя комфортно. Я приведу вам только один маленький пример. Мне посчастливилось год назад быть в Софии, закрывали Год России в Болгарии. Зал национального дворца культуры вмещал четыре с половиной тысячи зрителей. Вдумайтесь в эту цифру. На сцену вышел наш сегодняшний гость Ассамблеи Михаил Ефимович Швыдкой, он намеревался говорить с переводчиком-синхронистом – аудитория запретила говорить ему через переводчика. Четыре с половиной тысячи людей, которые сидели в этом зале, говорили по-русски и понимали по-русски великолепно. Это лучшая иллюстрация. Браво, Болгария.

СТОЯНКА ПОЧЕКАНСКА: Татьяна Михайловна Балыхина – декан факультета повышения квалификации факультета русского языка как иностранного Университета дружбы народов. И еще – руководитель Аудитории «Русского мира» – Русского центра в Университете дружбы народов. Татьяна Михайловна, поделитесь с нами опытом, как Аудитория «Русского мира» помогает повышать квалификацию студентов, преподавателей…

ТАТЬЯНА БАЛЫХИНА: Прежде всего мне хочется сказать спасибо тем докладчикам, которые нам показали очень оригинальные, инновационные, современные средства для обучения наших потенциальных будущих студентов – детей. Действительно, когда приходится бывать в командировках, то люди спрашивают: вот этот учебник не подходит потому-то, этот учебник тем-то меня не устраивает, а есть ли какое-то универсальное средство обучения языку. И вот мы видели, что его нет и, наверное, никогда не будет, как не будет и универсального метода обучения русскому языку, потому что преподавание языка – это не только высокая наука, но еще и наша профессиональная личная жизнь.

Я повторю, учебник – это средство, а на качество обучения русскому языку большое влияние оказывают условия обучения тому или иному языку. Всегда, представляя свой доклад, я останавливаю внимание слушателей на том, что, будучи выпускницей Российского университета дружбы народов, человеком, который проработал более тридцати лет в Российском университете дружбы народов, я не могу не подчеркнуть уникальность этого учебного заведения, и выход отсюда как раз в тот Русский центр, о котором я собираюсь говорить.

В разные годы в нашем вузе обучалось большое число студентов – их 50 тысяч из 164 стран мира. Почему мы подчеркиваем эти цифры, эти факты? Потому что наш университет – это перекресток языков, если к этим языкам, которых достаточно много – их не 164, это только 164 страны, – мы добавим сто языков народов России, то понимаем, что это перекресток культур и перекресток языков.

Но, несмотря на то, что наша методическая школа существует уже 50 лет, мы все время ставим перед собой вопрос – в том числе и Владимир Павлович Синячкин, и Владимир Васильевич Дронов: как сделать так, чтобы русский язык стал другом нашей взрослой аудитории? Потому что особенно в последние годы мы почувствовали, что вот такие дружеские отношения в нашем профессионально-педагогическом, студенческом коллективе начали несколько затухать. Стали исследовать ситуацию. Нашли очень много причин. Но как их ликвидировать? Это достаточно сложно сделать. Ведь главная причина утраты интереса к языку и падения языкового потенциала у студентов вообще – это то, что языковая среда у нас есть, а реального погружения в языковую среду нет, потому что студенты, отработав шесть часов в аудитории при достаточно интенсивных занятиях русским языком, уходят в общежитие и оказываются в своей, моноязыковой среде, то есть переходят на китайский, пушту, хинди и прочие языки.

Решить эту проблему нам помог Русский центр фонда «Русский мир», потому что это действительно оказалась коммуникативная, коммуникативно-деятельностная площадка, позволившая нашим учащимся – учащимся Университета дружбы народов – буквально работать в режиме нон-стоп в области русского языка. Нам категорически было сказано, что очень удобно, чтобы центр работал с девяти часов утра. В девять часов начинаются занятия. Что установлено? Что в девять часов, когда еще не все проснулись – потому что у людей разные часовые пояса и организм адаптируется даже не год, а, оказывается, более длительный срок, – поэтому если мы с утра можем поставить хороший мультфильм, который даст определенный заряд тем или иным учебным группам, или просто хороший фильм, или проведем панорамную экскурсию по Москве, но не такую, от которой студенты устанут, а наоборот, которая вызовет желание изучать русский язык, то это будет замечательно.

Второй момент, который нам удалось подметить и который тоже повлиял на качество обучения русскому языку в нашем вузе, заключается вот в чем. Вы все уверены, что существуют уровни владения русским языком, просчитано, сколько часов на тот или иной уровень нужно отвести, какой лексический уровень того или иного уровня, скорость чтения, скорость аудирования и так далее. И вдруг, поскольку научная составляющая Русского центра играет очень большую роль, социологическая лаборатория, которая с нами работает, дает нам следующие данные: языковой порог после окончания подготовительного факультета – а это 750, 780 часов занятий, это языковая среда, хотя, может, и агрессивная, но это языковая среда, – так вот, порог не преодолен, и нам дают даже другие показатели, которые нас шокировали. Этот порог в российском вузе бывает преодолен ко второму, третьему и даже четвертому курсу. И тогда мы стали в нашей полиязычной, многокультурной и многоэтнической аудитории развивать исследования в области этнометодики, потому что посмотрели, что мы обычно, в том числе и в Аудитории «Русского мира» – но мы сейчас отказались от этой практики, – насаждаем свои методики преподавания русского языка. Те, кто сейчас говорил о детских методиках – и Екатерина Юрьевна Протасова, и коллеги, работавшие над австрийским вариантом учебника, и все остальные, – как бы создают базу, учат детишек языку, и поэтому здесь – родительские методики, индивидуально-личностные и так далее. А вузовская система обучения шла в определенном коридоре, эшелоне сложившейся методики, когда мы знали, что следует за чем, отчего нельзя отступать и так далее. И вот оказалось, что везде свои академические традиции. Здесь присутствует уважаемый ректор Далянского университета госпожа Сунн – это тот редкий случай, когда крупнейший вуз в Китае возглавляет русист. Я бывала у госпожи Сунн, мы работали над стандартами, и я увидела, что у нее весь стадион заполнен ребятами, но они не бегают, многие из них ходят с книгой. И тогда я спросила, что это такое. Госпожа Сунн ответила: «Это остатки культурной революции. У нас по языку надо учить слова. Обязательно. Потому что китайский язык базируется во многом на заучивании древнекитайских текстов». Вот это система заучивания. И когда происходит асимметрия компетенции, то есть развито чтение, развито письмо, на это еще накладывается иероглифическое письмо Китая, которое люди могли прочитать или написать, но говорить – в общем-то говорят на разных диалектах, это, повторюсь, обусловило асимметрию компетенции. Вот это мы учли по китайцам. Нельзя, чтобы был исключительно примат устного общения. У нас ведь один из принципов – устное опережение в обучении языку. Значит, нужно создать щадящий режим для того, чтобы у учащихся не было академического шока.

Или, к примеру, у китайцев традиционно существует двухчасовой перерыв на обед. Не такой короткий, как у нас. А у нас, если двухсменное занятие, он совершенно сокращается.

У людей разных наций разный ежедневный потенциал обучения.

Еще о двух национальностях буквально два слова, чтобы вас убедить, что эту методику нужно учитывать и развивать.

К примеру, представители Монголии, Индии – хочу сказать о них, они сидит в этом зале, – у них совершенно другой фактор времени. У них время развивается не линейно, как у американцев – они сегодня здесь, завтра там, отсюда выражение «Время – деньги», – а у них оно развивается по спирали. Если человек что-то не успел сделать сейчас, то он это успеет сделать в другой момент. Отсюда наши преподаватели знают, нужно ли торопить студента из Африки, чтобы он сказал что-то быстро. Преподаватель обязательно подождет. Вот как важно все это учитывать.

Ну и третий очень важный момент. Вот арабы, допустим, или люди, которые населяют близлежащие страны. Они издавна –торгуют, продают товар. Значит, какая речевая деятельность у них наиболее развита? Это, безусловно, устная речь, но они ленятся писать.

Вот Русский центр нам помог аккумулировать такого рода исследования. Помог с помощью медиатеки, с помощью своих книжных материалов не просто линейно предоставлять материал. Мы даже создали термин: «представить все в виде образовательного события». Потому что, посмотрите: у нас есть открытки о Москве, экскурсии по Москве, есть фильмы, есть мультики, иными словами, наш потенциально обучающийся в комплексе может получить все знания о том или ином явлении либо о том или ином российском объекте. Поэтому в заключение я хочу поблагодарить организаторов всех программ, которые дают нам возможность действительно почувствовать реальную поддержку, с одной стороны, а с другой стороны, сделать инновационной и попадающей в цель нашу профессиональную деятельность, и мы чувствуем реальную помощь в своей методической работе.

ИРИНА СТЕПАНОВА: А сейчас коллега из Великобритании представит наши проекты, которые мы называем «Кабинет «Русского мира» – это, можно сказать, младший брат Русского центра. И еще мне очень приятно представить вам отца Себастьяна. Посмотрите на этого молодого человека, преданного русскому языку, великолепно говорящего на нем. В австрийской столице, в Вене, мы открыли Кабинет и в Шоттен-гимназии, где такие замечательные студенты.

Кабинетов «Русского мира» по миру сегодня уже двадцать шесть, до конца года в наших планах еще тридцать. Эта программа очень успешна и проста в осуществлении: вам просто нужно продумать, какая литература нужна конкретно вашему учреждению, написать заявку в фонд на имя исполнительного директора фонда Вячеслава Алексеевича Никонова, убедить нас в том, что эти книги вам действительно нужны, что вы будете использовать их в учебном процессе, что это станет своеобразной коммуникативной площадкой для будущих учащихся. И если ваша заявка пройдет экспертизу, мы с удовольствием откроем и в вашем образовательном учреждении Кабинет «Русского мира.

Айна, пожалуйста, несколько слов относительно учебника, о котором мы говорили.

АЙНА ШЕРИФИ: Об учебнике я хотела рассказать как раз в своем докладе, потому что мой доклад – это «Кабинет «Русского мира» как средство информационно-просветительской поддержки за рубежом».

По учебнику. 1–3 сентября в Вене проходил замечательный семинар, и мы сразу привезли учебники и решили их внедрить. У нас всего три школы субботнего образца, работают четыре класса первого года обучения, но мы ввели только один, потому что учебников было только десять. Вернее, одиннадцать. Один я стащила в тот день. И мы стали экспериментальной площадкой, потому что нам есть с чем сравнивать. Конечно, еще рано делать выводы, ведь мы только начали, прошло лишь два месяца. Преподаватели дошкольного отделения Русской школы знаний в этом учебном году стали использовать интерактивные обучающие программы по изучению русского языка…

Преподаватель нашей школы Ольга Владимировна Крепская отмечает, что дети с удовольствием занимаются по этим учебникам, так как все задания построены в игровой форме. Задания даются с помощью картинок либо с помощью очень простых слов, и ребенку легко понять, что от него требуется. В качестве текстов для упражнений используются отрывки из произведений русских писателей и поэтов, загадки, пословицы и поговорки, что является не только средством закрепления конкретных знаний, но и оказывает определенное развивающее, воспитательное воздействие на учащихся. На языковое развитие непосредственно влияют поэтичность, нравственность, глубина произведений классики и устного народного творчества.

То есть мы очень довольны, но о результатах будем говорить, наверное, месяца через два, потому что еще только первый семестр начали работать.

Вам огромное спасибо, и мы всем рекомендуем этот учебник.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Тираж закончился, а то бы коллеги начали уже завтра. Но ничего, мы исправим эту ситуацию.

АЙНА ШЕРИФИ: Тираж закончился, но мы рекомендуем...

ИРИНА СТЕПАНОВА: Но только давайте договоримся: мы не будем больше копировать страницы учебника. Русский язык должен достойно конкурировать с другими иностранными языками. Ну сколько можно работать по черно-белым копиям? Это не вызывает у учеников пристрастия!

Реплика из зала: У нас нет других возможностей.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Я понимаю. Но давайте стараться все-таки. Потому что когда вы занимаетесь по черно-белым копиям, это не рождает любви к предмету, не поддерживает ситуацию.

ЕЛЕНА ЦЕЛУНОВА: Уважаемые коллеги. Я приехала из Праги, в Праге я работаю в качестве заведующей курсами русского языка в Российском культурном центре. Прежде, чем говорить по теме, я хочу сказать несколько слов о ситуации с преподаванием русского языка в Чехии.

Ситуация в общем-то неплохая, потому что в последние годы интерес к изучению русского языка в чешских школах значительно вырос, и если в 2001 году чуть более 9 тысяч школьников изучали русский язык, то в этом году – выше 35 тысяч школьников. То есть в принципе, кривая неуклонно растет вверх. Мы этому очень рады.

Тем не менее русский язык в чешских школах изучается в качестве второго или третьего иностранного, а в некоторых школах – в качестве факультатива. То есть статус русского языка не позволяет нам говорить о том, что возвращаются позиции двадцатилетней давности.

Чешские коллеги, как правило, в преподавании используют свои учебники, созданные в Чехии. Это учебники «Радуга» и «Поехали». В то же время российские учебники ни учителя, ни школьники практически не знают.

Поскольку наше желание состояло в том, чтобы способствовать интересу чешской аудитории к новым учебникам, к новым методикам, к разным страноведческим материалам, мы обратились в фонд «Русский мир» с просьбой помочь нам организовать в некоторых чешских гимназиях кабинеты русского языка. Фонд «Русский мир» пошел нам навстречу, и в мае этого года произошло открытие в четырех чешских гимназиях кабинетов русского языка.

Меня часто спрашивали, по какому принципу мы отбирали гимназии, где эти кабинеты были открыты. Я всегда отвечала, что мы отбирали по принципу знакомства. По знакомству. Но под словом «знакомство» мы понимали то, что и ученики, и учителя активно участвуют в тех мероприятиях по русскому языку, которые Российский центр науки и культуры проводит. То есть ученики участвуют в олимпиадах по русскому языку, в летнем лагере с преподаванием русского языка, а учителя участвуют в различных семинарах и конференциях по русскому языку.

Мы выбрали четыре гимназии в разных уголках Чешской Республики. Это одна пражская гимназия и три периферийные. Одна из них находится в Восточной Чехии. Фактически мы выбирали по географическому принципу. Получается так – в Северной Чехии и в Юго-Западной Чехии.

Каковы критерии отбора этих гимназий? Критерии были следующие: мы хотели, чтобы в этих гимназиях преподавание русского языка не прерывалось и, как я уже отметила, школьники и учителя активно участвовали в различных мероприятиях по русскому языку.

С помощью фонда «Русский мир» мы составили список материалов, которые могли бы пригодиться школьникам и могли бы составить ресурсы этого кабинета. Это учебник и рабочая тетрадь «Приглашение в Россию», учебник «Жили-были», книги для чтения «Шкатулка» и «Шкатулочка», учебные видеофильмы, карта Российской Федерации, плакаты с государственными символами России, а также другие материалы, которые выбрали сами гимназии, при этом количество материалов выбирала каждая гимназия в соответствии со своими потребностями.

Передача всех этих материалов гимназиям проходила в торжественной обстановке на Пражской международной книжной ярмарке.

Начался учебный год. Май – это конец учебного года, поэтому опробовать указанные материалы школьники смогли только в новом учебном году. И в начале этого учебного года все школьники, которые изучают в этих гимназиях русский язык, пришли в новый класс, а именно в кабинеты русского языка. Если раньше уроки русского языка в этих классах проходили в общих кабинетах по иностранным языкам, то сейчас для уроков русского языка в каждой из этих гимназий открылся свой кабинет.

Вот, например, гимназия Духцер – это север Чехии, маленький городок. Он известен прежде всего тем, что там находится древний замок, в котором последние годы своей жизни провел Казанова. Тринадцать лет он работал библиотекарем в замке. В этой гимназии русский язык изучают семьдесят человек.

Еще один кабинет русского языка в гимназии города Пршибрам. Это городок, который ближе всех расположен к Праге, – всего сорок километров от Праги. Больше всего школьников в Чешской Республике изучают русский язык именно в этой гимназии. Там около ста двадцати человек изучают русский язык. Но Пршибрам – небольшой шахтерский город, побратим подмосковного Чехова, поэтому изучение сопровождается и активным общением с российскими сверстниками.

Еще одна гимназия – в городе Градец-Кралове. Эта гимназия замечательна тем, что почти ежегодно победителями чешской олимпиады по русскому языку являются школьники этой гимназии.

И гимназия в Праге. Это самое слабое звено, и кабинет русского языка в этой гимназии, хотя это и столичная гимназия, мы открыли главным образом для того, чтобы поддержать там изучение русского языка.

Что отмечают школьники после открытия этих кабинетов? Конечно, они – дети, поэтому в первую очередь они гордятся тем, что, в отличие от своих одноклассников, изучающих другие иностранные языки, у них есть особый кабинет. Кто-то из школьников сказал: раньше мы гордились тем, что изучали язык с другой системой письменности, с другой азбукой, а сейчас у нас отдельный кабинет. То есть они чувствуют свою особость по сравнению со своими одноклассниками.

Что касается учителей, то они отмечают, что активно пользуются всеми этими учебными пособиями и особенно – книгами для чтения «Шкатулка» и «Шкатулочка». Это связано, прежде всего, с тем, что в их учебнике «Радуга» в основном используются тексты диалогического характера.

Большое разнообразие в учебный процесс вносят прослушивание дисков и просмотр учебных видеофильмов. Также учителя отмечают, что впервые они могут пользоваться российскими учебными материалами – не ксерокопированными, а оригиналами. В Чешской Республике народ законопослушный – во всяком случае, старается таковым быть, – они знают закон об авторских правах, поэтому, нарушая этот закон, они внутренне испытывают какой-то дискомфорт.

Что касается открытия других кабинетов, то в двух гимназиях кабинеты уже работают, но торжественного открытия еще не было – оно состоится в декабре, и учителя мне объяснили почему. Они хотят, чтобы открытие Кабинетов проходило в торжественной обстановке и было праздником. Но поскольку многие учащиеся только в сентябре начали изучать русский язык, они хотят, чтобы открытие проходило на русском языке, и предложили потерпеть до декабря, а в декабре все торжественно откроем и пришлем уже тогда вам материалы.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Мы будем рады, если для чешских школьников это будет новогодним подарком от фонда «Русский мир». Спасибо, Елена Александровна.

На самом деле это одно из средств, привлекающих внимание школьников, подростков к изучению русского языка. Но оно не единственное, потому что этим не исчерпываются все возможности тех людей, которые преданы профессии, которые готовы обратить в свою веру всех тех, кто их услышит. И сейчас выступит коллега из германии Регина Кайзер, которая занимается проблемами молодежного обмена. Это один из инструментов, с помощью которых также можно повышать интерес к изучению русского языка, к знакомству с Россией. И Регина, и ее коллеги в фонде «Российско-германский молодежный обмен» создали удивительную вещь. Господа, товарищи, дамы! Я призываю вас последовать примеру немецких коллег!

Я уже давно говорю на эту тему, что нужно выпускать буклеты о том, почему русский язык нужно учить, что Россия – это не страна медведей, это страна с полноценным экономическим развитием, страна, которая имеет замечательный потенциал. И немецкие коллеги сделали такой буклет.

Если вы в своих странах возьметесь за эту работу и сделаете такие буклеты, которые будут популяризировать русский язык в вашей стране, зная индивидуальные особенности, те струнки, на которых вы можете играть в хорошем смысле слова, у своих учеников – это будет замечательно.

Когда я знакомилась с работой этого фонда в Германии и коллеги показывали свою работу, я сказала: ну а почему, собственно говоря? Что это иллюстрирует? Ну зима, ну лето. Коллеги мне сказали: нет, Ирина, вы не правы, потому что, с точки зрения иностранца, у вас вечная зима. Я задумалась: и правда, у нас действительно вечная зима, и медведи, как в Сибири. Но у нас же есть и замечательный юг с жарким летом и прекрасным морем. А мы как-то, живя во всем этом, забываем…

РЕГИНА КАЙЗЕР: Большое спасибо, Ирина. Ирина лучше меня может сказать это – без акцента и всего прочего. Но я коротко добавлю, что перед нашим фондом стоит задача провести обмены между школьниками и молодыми людьми из Германии и России. И мы их проводим. Четыреста в год. В них принимают участие 8 тысяч человек. Это где-то 2 миллиона евро. Может, это кажется много, но по отношению к численности наших народов это все равно капелька. Поэтому мы должны в нашем фонде вызвать интерес к России и к русскому языку. Перед нами стоит задача конкурировать с другими языками. Изучается латынь, испанский, французский, китайский. И обмены с другими странами. Не все рвутся в Россию. Имидж России в Германии относительно плохой, и интерес невелик, поэтому мы с помощью фонда «Русский мир» создали набор материалов, которые должны привлечь интерес к России и к русскому языку.

И школы, и молодежные организации обращаются к нам. Например, мы хотим провести День открытых дверей, День иностранных языков. Мы хотим красиво представить русский язык.

В течение одного года мы создали все это, и сейчас это «путешествует по Германии». Проект великолепно работает.

ИРИНА СТЕПАНОВА: Спасибо. На самом деле это удивительный метод, и я его тоже взяла на вооружение, потому что если у вас есть боксы, то почему бы не быть шкатулке «Русского мира» с определенным наполнением. Нам стоит об этом задуматься. Каждый опыт ценен, потому что мы не только слышим, но мы вас хотим услышать и понять ваши проблемы, воспользоваться вашим опытом.

А сейчас сообщение Марины Бурд – тоже из Германии. Она будет убеждать нас в том, что создать русскую школу за рубежом можно. Я вижу в ваших глазах вопрос, что дело это трудоемкое и сложное, но Марина сейчас расскажет, что у нее получилось. Послушайте. Может быть, этот опыт будет вам полезен, может быть, вы пойдете по этому пути, воспользуетесь этим алгоритмом решения такой непростой задачи и у вас тоже получится.

МАРИНА БУРД: Я думаю, у меня есть о чем рассказать, чем заинтересовать коллег, которые в диаспоре – в дальнем зарубежье, в ближнем зарубежье – работают с русскоязычными семьями. Я считаю, что в последние семь-десять лет начался новый этап в развитии последней русскоязычной диаспоры, и мне очень хочется, чтобы на этот этап обратили внимание, с одной стороны, люди, которые в этой диаспоре живут, работают, с другой стороны, люди, которые осуществляют финансовую, методическую и организационную поддержку в этой работе.

Вы все наверняка знаете, что диаспора в Германии одна из самых больших. 2 миллиона 600 тысяч русскоязычных соотечественников живут в этой стране. И, несмотря на то, что между нашими странами непростые отношения, часто довольно драматические, тем не менее Германия является прекрасным экономическим и политическим партнером России.

На мой взгляд, этапов миграции в Германию, которые отразились и на отношении к русскому языку, три. Те, что я наблюдала. В 70–80-е годы в Германию приезжали люди, главной целью которых было забыть русский язык, забыть все, что было связано с Советским Союзом и прошлой жизнью.

К концу 90-х годов этот этап сменился, и родители, вместо того чтобы отказываться от русского языка, от своей культуры, поняли, что для гармоничного развития ребенку нужно оставаться самим собой, что нужно не отказываться от своих корней, от своих традиций. В это время происходит всплеск субботних школ.

СТОЯНКА ПОЧЕКАНСКА: Извините, что перебиваю. Я понимаю, что мотивации к становлению русской школы и изучению русского языка в Германии есть. Я очень хочу, чтобы такие школы появились везде. Как сделать такие школы? Хотелось бы квинтэссенцию этого вопроса.

МАРИНА БУРД: Квинтэссенция состоит в следующем. Я была делегатом первого и второго Конгрессов соотечественников в Москве и Петербурге и говорила, что для того, чтобы организовать институциональную поддержку русского языка, не нужны правительственные соглашения, в Европе для этого есть юридическая база и финансовые условия. И я говорила, что общественные организации, которые работают по европейским законам, общественные организации, особенно работающие в Европе, имеют все возможности, чтобы встать на один уровень с государственными организациями, работающими в педагогическом ландшафте этих стран.

Что это означает? Это означает не создание русских детских садов и русских школ, это означает создание билингвальных детских садов, билингвальных и международных школ, где одним из языков будет язык государственный, а вторым языком – русский, то есть язык семьи.

В самом первом детском саду на 64 ребенка, который мы открыли в 2002 году, у нас сейчас получилось семь детских садов в трех федеральных землях на пятьсот мест.

Билингвальную школу мы открыли в 2006 году. Два филиала. Это первая школа в Европе, где с первого класса дети совершенно официально полный рабочий день учатся на русском языке и на немецком языке. Они не просто учат русский язык и немецкий язык, они имеют все предметы на обоих языках – абсолютно все предметы.

В нашей школе сейчас насчитывается около ста человек. Мы каждый год набираем по два первых класса – по одному классу в каждый филиал.

Основываясь на таком блестящем опыте, который получился у нас, мы в 2006 году подали заявку в Европейский союз. Мы получили грант Европейского союза. Это был первый большой грант русскоязычной иммиграции, и я вам рада предоставить печатные материалы этого проекта. Это первый том. Второй том выходит в конце этого месяца. Это «Теоретические основы билингвального дошкольного учреждения и опыт организации в пяти европейских странах». Я дарю это Ирине Степановне. Один экземпляр на русском языке и английском и второй экземпляр, точно такой же, на немецком и английском.

СТОЯНКА ПОЧЕКАНСКА: Материалы мы сейчас раздадим в зал, если коллегам нужно.

МАРИНА БУРД: Вы можете обратиться к нам по электронной почте, и мы вышлем документы этого европейского проекта. На следующий год мы собираемся организовать его продолжения.

СТОЯНКА ПОЧЕКАНСКА: Глубокоуважаемые коллеги! Низкий поклон всем, кто выступил. Нам было очень полезно услышать о том опыте, который есть у коллег. Всего доброго!

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

«Русский мир» уже писал о том, как русскоязычные жители Сиэтла включились в борьбу с коронавирусом. Теперь расскажем, как русские в Нью-Йорке помогают соотечественникам в связи с осложняющейся эпидемиологической обстановкой. Об этом мы поговорили с Игорем Кочаном, руководителем общества «Русская молодёжь Америки».
Пензенское областное отделение Русского географического общества  продолжает подготовку к реализации нового проекта «Современный этномир. Новые горизонты», в ходе которого изучается положение русских, живущих в Средней Азии. Из-за пандемии коронавируса старт проекта перенесён на более поздний срок. Однако члены экспедиции поддерживают контакты с русскими, живущими в регионе.
«Если Россия открыла двери для наших абитуриентов и даёт им возможность получить достойное образование, то почему бы нам – диаспорам и общинам – не помочь и не встать рядом, чтобы быть полезными», – так считает глава таджикской диаспоры «Памир», представитель Федерации мигрантов России в Республике Северная Осетия Арсен Худододов. Сегодня по его инициативе реализуется важный проект «Русские книги – детям Таджикистана».
«Колокольчики мои, цветики степные», – от этих строк Алексея Толстого русское сердце охватывает светлая грусть. А китайский читатель удивится – зачем сочинять стихи о сорняках? Чтобы уяснить подобные различия, мало разговорного и толкового словарей. В Российском государственном педагогическом университете имени Герцена выпускают серию словарей для китайских студентов-филологов «Вербальные коды русской культуры в лексике языка».
Члены русскоязычного сообщества в Сиэтле (США) участвуют в борьбе с коронавирусом, включившись в работу по пошиву медицинских масок для городских больниц. Об этой инициативе наших соотечественников мы поговорили с членом правления Русского культурного центра в Сиэтле и владелицей швейного бизнеса Людмилой Соколовой.
Эти книги мы читали в советском детстве, но сейчас их уже не переиздают. Вспомнить любимые истории хочется сегодня, 2 апреля, в Международный день детской книги. Этот праздник отмечают в мире уже больше полувека.
1 апреля мы отмечаем годовщину Николая Васильевича Гоголя. Яркое образное мышление находило воплощение не только в гоголевских текстах. Писатель проявлял интерес к разным сферам жизни и смело пробовал себя в роли то зодчего, то кулинара, то дизайнера. Причём не без успеха.
«Все мы вышли из бондаревских "Батальонов…"», – сказал когда-то Василь Быков от имени всех писателей-фронтовиков. 29 марта в Москве скончался Юрий Василий Бондарев. За две недели до этого, 15 марта, ему исполнилось 96 лет.