RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Лес памяти» рядового Терехова

«Лес памяти» рядового Терехова

Ольга Бычкова11.05.2018

Анатолий Терехов сажает кедры. Фото: «Российская газета»

Вот уже больше тридцати лет ветеран Великой Отечественной войны, кемеровчанин Анатолий Терехов высаживает в память о своих погибших однополчанах молодые кедры. По его словам, это – память о павших на многие столетия. «Эти деревья живут до 500 лет. Поэтому всякий, кто увидит кедр, пусть вспомнит о тех, кто остался на войне. Ведь не только обелиски стоит ставить, но и живую память тоже нужно хранить», – говорит ветеран.

Кедры как живая память

Создать «лес памяти» Анатолий Михайлович решил после того, как в его уже мирной жизни произошли два события. Во-первых, ему удалось, спустя много лент найти могилы своих погибших родственников – двух братьев и зятя. «Впервые искать их могилы я начал ещё в 1968 году. Раньше просто не получалось. А нашёл только в 1983 году. Тогда-то и решил посадить первые кедры в память о них. Высадил 70 кедров, но прижились не все», – вспоминает он.

Вторым событием в жизни, которое с особой остротой заставило Терехова вспомнить о событиях давно минувших дней, – это внезапно наступившая глухота, следствие тяжелейшей контузии, полученной в феврале 1945 года. «Это случилось, когда наш танковый батальон Второго Белорусского фронта освобождал Восточную Пруссию. Я тогда был в мотобатальоне автоматчиков. Говоря проще, мы двигались на броне танков и поддерживали танковые атаки. И вот в какой-то момент рядом со мной разорвался снаряд. Осколки меня не зацепили, но в результате контузии я впал в шоковое состояние, ничего не слышал, ничего не видел и даже не помню, кто и как меня доставил в госпиталь. Врач, Елизавета Клементьевна, вытащила меня из шока, вернула слух и зрение, но требовалось длительное лечение в тылу. Я наотрез отказался», – говорит Анатолий Терехов.

Заложник полной глухоты

Во время выписки медики предупредили Анатолия Михайловича, что без соответствующего лечения могут наступить «отдалённые последствия». Что и случилось 10 марта 1981 года. Тогда Анатолий Терехов находился в служебной командировке в Москве.

«Проснулся утром в гостиничном номере, пошёл умываться и вдруг заметил, что ничего не слышу – ни радио, ни звука воды из крана. Я понял, что оглох. К сожалению, имевшееся тогда в стране оборудование – а именно слуховые аппараты – были для меня бесполезны. Но благодаря знакомству с депутатом Верховного Совета через месяц мне удалось получить специальный слуховой аппарат из Бельгии», – вспоминает ветеран.

Именно после этого Анатолий Михайлович и решил сделать всё, чтобы люди, которые никогда не видели войну, не забыли ни о ней, ни о тех, кто погиб в на фронте. «Я кедры начал высаживать там, где воевали части нашей танковой бригады. Это и Волгоград, и Курская, Калужская, Новгородская области, Подмосковье, а также в городах Белоруссии. В каждую лунку – а всего их, наверно, было полтысячи – садил три саженца. Это на всякий случай: если одно дерево не приживётся, то оставшиеся всё равно вырастут», – говорит Анатолий Терехов.

Как освобождали Польшу

Бывший механик-водитель танкового батальона, а затем боец мотобатальона автоматчиков, Анатолий Михайлович не раз попадал в самое пекло боя. Но случались на фронте моменты, которые солдат сегодня вспоминает с улыбкой.

«Из многих боев, в которых довелось участвовать, часто вспоминаю освобождение польского Найденбурга (современный Нидзица). Мы тогда начали атаку настолько внезапно, что фашисты даже не смогли толком противопоставить нам свои силы. Там, конечно, были передовые части, но основные силы оказались не готовы. Мы вышли на позиции атаки километров за 20 до города и начали брать его в кольцо. Когда оба наших фланга – правый и левый – соединились, бой был закончен. И тут только я увидел, что мы не просто захватили город, а сделали это так быстро, что фашистское армейское руководство, офицеры, находившиеся в Найденбурге, даже понять ничего толком не успели. Они, оказывается, в это время по кафе да барам сидели, отдыхали», – рассказывает фронтовик.

Друзья-однополчане

Для Анатолия Михайловича война окончилась под Краковом. Оттуда он уже отправился домой – в Кемерово, оставив своих друзей-однополчан. Каждый из них, оставшихся в живых, тоже вернулся домой – в разные уголки Советского Союза. И встретиться им удалось только спустя много лет, в начале 80-х, когда в Киев приехали около пятисот ветеранов. Потом были встречи по «местам боевой славы», где прошёл Второй Белорусский.

«500 человек – это совсем немного. Были нас тысячи солдат, а до того времени кто-то не дожил, кто-то не смог приехать. Мы потом собирались в разных городах, которые в конце войны нам пришлось освобождать. Были, например, в Риге, в Калининграде. Я даже в Польшу собирался съездить, но не получилось», – говорит Терехов, подчеркивая, что на каждой встрече однополчан первые слова всегда о тех, кто не дожил до Дня Победы.

Трудился до 81 года

Рядовой Анатолий Терехов прожил нерядовую жизнь – не только на войне, но и в мирное время. Анатолий Михайлович с отличием окончил Кемеровский горный техникум, затем работал на шахте, получил образование во Всесоюзном заочном политехническом институте по специальности «горный инженер – шахтостроитель».
При этом фронтовик проявил себя и как разработчик подземных технологий. Работая на руднике в Норильске, Анатолий Михайлович усовершенствовал способ скоростной проходки горных выработок в особо крепких породах.

Затем, в 1960 году он вернулся в Кемерово. Уже на родине женился, устроился на работу и трудился до 2007 года.

Сегодня «послужной список» Анатолия Терехова – это полный кавалер «Шахтёрской славы», ветеран знака «За особый вклад в развитие Кузбасса» третьей степени, ордена Красной Звезды, ордена Отечественной войны первой степени, медали «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Недавно Анатолий Михайлович отметил 90-летие. Однако, несмотря на преклонный возраст, он всегда приходит на встречи с кемеровскими школьниками, студентам, кадетами, чтобы рассказать молодым о том, какой была та, теперь уже далекая, война и за что погибали их деды и прадеды. 

Источник: ТАСС 

Также по теме

Новые публикации

«У юкагиров. Древнейший тундренный народ северо-восточной Сибири» – так называется новая книга-альбом голландского лингвиста Сесилии Оде, вышедшая этим летом на голландском, русском и английском языках в нидерландском издательстве Lias. Эта книга – своего рода дневник, написанный во время лингвистических экспедиций в Якутию, на крайний северо-восток Сибири.
С 5 по 9 октября 2018 г. в столице Болгарии проходил IV Всемирный молодёжный форум российских соотечественников. Тема форума в этом году – «Россия и мир». Это событие по праву считается одним из самых масштабных форумов представителей российской молодёжи за рубежом.
Можно ли по нормам речевого этикета изучать национальный характер? И почему не здороваться, заходя в лифт – это вполне этично? Известный лингвист, доктор филологических наук Максим Кронгауз давно наблюдает за русским речевым этикетом. Своими выводами он поделится на конгрессе РОПРЯЛ, который проходил в Уфе.
С 11 по 14 октября в Уфе проходит VI конгресс Российского общества преподавателей русского языка и литературы. Одна из актуальных для России тем – как сочетать преподавание родного языка в национальных школах с обучением на государственном (русском) языке. Своими мыслями по этому поводу делится ведущий эксперт по билингвизму, профессор Московского педагогического госуниверситета Елизавета Хамраева.
Если бы у старшего научного сотрудника Международного института страноведения имени Лейбница в Лейпциге Изольды Браде спросили, с чем связаны главные метаморфозы её жизни, она, скорее всего, ответила бы: с русским языком. Специалист по урбанистике в России, за свою жизнь она объехала полторы сотни российских больших и малых городов.                                                                                                                                    
7 и 8 октября в столичной гостинице «Рэдисон Ройал» прошёл ХVII раунд российско-германского форума «Петербургский диалог» под лозунгом: «Создавать доверие, укреплять партнерство: сотрудничество гражданских обществ России и Германии как импульс для межгосударственного диалога».
Кристина-Мария Телеман (по мужу – Беляева) открыла балетную студию в Череповце после большой карьеры в театрах и цирках Германии, Румынии и Голландии. За пять лет работы студии воспитанницы Кристины-Марии становились лауреатами международных и всероссийских конкурсов. Рассказываем, как уроженка Румынии влюбилась в русский балет и переехала в Россию, следуя за своим призванием.
4 октября в Посольстве России в Рейкьявике был дан праздничный приём по случаю 75-летия установления дипотношений между Россией и Исландией. В рамках торжественного мероприятия состоялось открытие Кабинета Русского мира в Исландии. Он будет действовать на базе библиотеки при Свято-Николаевском приходе в Рейкьявике.