RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Том Сойер Фест»: как помочь родному городу

«Том Сойер Фест»: как помочь родному городу

Сергей Виноградов12.09.2018

«Том Сойер Фест», существующий уже три года, в минувшем августе стал международным. На фестиваль восстановления исторической среды приехали поработать в Россию иностранцы из Франции, Финляндии, Италии, Тайваня и Малайзии. «Международное название помогло», считает идеолог фестиваля, историк, урбанист и журналист Андрей Кочетков.

За годы существования «Том Сойер Феста» его активисты и привлечённые волонтёры привели в порядок более шестидесяти исторических зданий в десятках городах России от Калуги до Магнитогорска. Том Сойер красил заборы в компании увлечённых друзей, а активисты фестиваля его имени очищают и штукатурят, меняют двери и окна, чинят крыши. И тут же, среди строительных лесов, устраивают концерты и поэтические вечера и обедают пирожками, принесёнными жителями ремонтируемых домов.

Фото: «Том Сойер Фест» / FacebookПроект начинался как порыв неравнодушной молодёжи Самары, а превратился в общественное движение со своим внутренним уставом, методикой и школами. По словам Андрея Кочеткова, при всей технологичности и медийности фестиваля самым действенным механизмом привлечения волонтёров и спонсоров к восстановлению исторической среды российских городов является пресловутое сарафанное радио.

Фестивальная школа и сарафанное радио

- Подведите итоги летнего сезона. В вашем проекте вообще существует разделение на сезон и не сезон?

- Подводить итоги лета пока рано, не все работы и не во всех городах окончены. Понятие «сезон» у нас существует, мы относим его к работам непосредственно на объектах. Но «Том Сойер Фест» не останавливается круглый год. Мы ищем новые здания, ведём переговоры со спонсорами и волонтёрами.

Фото: «Том Сойер Фест» / Facebook- В этом году количество городов, присоединившихся к фестивалю, увеличилось в два с половиной раза. Чем Вы это объясняете и ждёте ли, что эта динамика сохранится?

- Объясняю тем, что мы проводим образовательные формации. Прошли две школы «Том Сойер Фест» в Самаре, на которых мы передаём технологии командам из новых городов. И сарафанное радио работает достаточно хорошо – активисты из разных городов общаются между собой, ищут новые практики. Когда же они видят, что «Том Сойер Фест» работал сначала в трёх, а потом в одиннадцати городах, им хочется присоединиться к этому движению, количество «отчаянных голов» возрастает.

- В проекте участвуют только исторические города, или древний возраст не является единственным пропуском на фестиваль?

- Мы работаем с историческим наследием, и фестиваль направлен на восстановление исторической среды. Другое дело, что в некоторых городах исторической средой являются районы и архитектура сталинского времени. Но с пятиэтажкой, как Вы понимаете, волонтёрскими силами трудно сладить. Там много опасных высотных работ, которых мы не допускаем. Поэтому преимущественно работаем с объектами не выше двух этажей.

Кто с болгаркой, кто с фотоаппаратом

Фото: «Том Сойер Фест» / Facebook- Что Вы отвечаете скептикам, которые говорят – что, мол, они там восстановят со студентами? У волонтёров, может, и горят глаза, но у них нет ни реставрационного, ни строительного опыта. Ваши активисты, кстати говоря, не скрывают отсутствие знаний и опыта.

- Объясняю, что мы в первую очередь работаем не с официальными объектами культурного наследия, а с ценной исторической средовой застройкой. Но хочу Вам сказать, что многие объекты, не имеющие никакого исторического статуса, не уступают в своей ценности официально признанным памятникам. По нашему убеждению, они должны остаться на своём месте, подчёркивая главные жемчужины исторической застройки.

Теперь о волонтёрском опыте. Во всех командах есть консультанты – архитекторы и реставраторы. Разумеется, мы рады любым людям – с опытом и без. «Том Сойер Фест» проходит в тех городах, в которых координаторы научились давать работу по душе и умению любому человеку, который пришёл и хочет помочь. Кто-то любит и умеет работать болгаркой, кто-то кисточкой, кто-то с фотоаппаратом в руках, а у кого-то получаются замечательные пироги. И это всё работа.

Фото: «Том Сойер Фест» / Facebook- С чего начинался проект? Какой объект был первым?

- Первыми были три стоящие рядом дома в Самаре на улице Льва Толстого. Решение о восстановлении было принято от безысходности, потому что в Самаре очень медленно реставрировались исторические здания. Мы как журналисты много писали об этой проблеме и в какой то момент поняли, что ничего не меняется и нужно брать инициативу в свои руки.

- Что размещается в тех зданиях, которые прошли через фестиваль?

- То же, что и было. Мы, как правило, работаем с жилыми домами, в которых расположены обычные квартиры.

- Какова реакция жильцов на ваше участие? Случается, что появляются противники реставрации?

- Да, такое бывает, и мы за три последних года пришли к выводу, что берём те объекты, жители которых хотят в них жить, понимают их ценность и хотят помогать. Это не значит, что мы погоним 80-летнюю бабушку на строительные леса. Есть самые разные способы соучастия. Главное, чтобы они его проявляли.

- Нередко жители деревянных домов, понимая их историческую ценность, хотят переехать в высотку. Потому что у них постоянно течёт крышая, мёрзнут окна и так далее. С какими настроениями вы сталкиваетесь?

- Я бы не сказал, что все жители деревянных домов хотят съехать или даже большинство. Мы как раз ищем точки развития и обращаемся к тем объектам, где жильцы заботятся о своём доме и хотят в нём остаться. Но им не хватает средств и навыков, чтобы отремонтировать дом самим.

За «забором» Тома Сойера

- Общаетесь ли вы с зарубежными коллегами, которые спасают историческое наследие в своих странах?

- Когда мы появились, мы не знали о том, что подобное уже где-то существует. Поэтому ни у кого ничего не заимствовали. Сейчас мы в курсе тех же европейских и мировых тенденций в этой области.


В прошлом году я ездил смотреть, как работает французская ассоциация REMPART, которая действует с большим размахом. Было интересно познакомиться, но я увидел достаточно серьёзные различия в нашей работе. Во Франции волонтёры восстанавливают какие-то заброшенные замки и другие полуразрушенные объекты, а наша задача – поддержать жильцов исторических зданий, вернуть им понимание ценность их жилищ.


Фото: «Том Сойер Фест» / Facebook- По поводу названия «Том Сойер Фест». Знаю, что некоторые критикуют вас за него. Если вспомнить историю с литературным Томом Сойером и его забором, то, как мне кажется, вы намекаете в названии – если правильно упаковать и подать хорошее дело, то люди с радостью за него возьмутся. Это так?

- Эпизод из «Приключений Тома Сойера» – самая известная в мировой культуре история о покраске деревянной поверхности. И это работает, в том числе, на иностранцев. В этом году в наш лагерь в Самару приезжали волонтёры из разных стран и работали на наших объектах. Думаю, не последнюю роль в этом сыграло название фестиваля. Каждому понятно, про что это.


Мы планируем продолжать привлечение иностранных волонтеров к нашим проектам, поскольку увидели, что оно эффективно. И для нашего дела, и для популяризации нашего исторического наследия, в первую очередь, деревянного. Как выяснилось, многие люди ничего не знают об уникальном русском деревянном зодчестве. Я надеюсь, в том числе благодаря «Том Сойер Фесту», слава об этом зодчестве распространиться по всему миру. 


Также по теме

Новые публикации

Десять туристических проектов наградили премиями Правительства России за 2018 год, авторы каждого получили по миллиону рублей. В список вошли туристические центры, комплексы и целые кластеры из разных регионов России – от Сочи и Крыма до Твери, от Карелии до Хабаровского края.
11 января украинский «почётный патриарх» Филарет обратился к Верховной раде Украины с просьбой принять законопроект 4128, благодаря которому государственная власть даёт неисчерпаемый кредит полномасштабных действий и прав на силовой перевод церковных общин под власть националистически-ориентированной ПЦУ.
Почему нынешний виток противостояния России и Запада вновь поднимает на поверхность застарелые европейские фобии в адрес России и каково место в этом процессе людей, которых мы на языке российской дипломатии называем «российскими соотечественниками за рубежом»?
17 января состоялось первое заседание рабочей группы Российского исторического общества (РИО) под председательством Сергея Нарышкина по подготовке мероприятий, посвящённых 75-летию освобождения Восточной Европы от фашизма.
Мы продолжаем серию публикаций о Русском мире современных среднеазиатских республик. В октябре 2018 года члены экспедиции «Современный этномир (Средняя Азия)», которая изучает культуру, быт и традиции русскоязычного населения, побывала в Самарканде. Здесь члены Пензенского областного отделения Русского географического общества провели серию интервью с русскими старожилами города и прихожанами православных храмов.
Ассоциация «Меридиан» (Русский дом в Льеже) в своё время начиналась с создания русской школы для детей соотечественников. Сегодня связи организации с Россией стали более тесными и разносторонними: это и восстановление исторической памяти, и развитие побратимских связей, и воспитание молодёжи. О том, как к голосу русскоязычной диаспоры начинают прислушиваться местные власти, рассказывает президент ассоциации Элла Бондарева.
Пикеты в защиту литовского политического узника прошли накануне в нескольких странах мира. Рига, Вильнюс, Таллинн, Кишинёв, Минск… По призыву латвийских антифашистов в этих столичных городах состоялись акции солидарности с известным литовским общественным деятелем, участником антинацистского движения Альгирдасом Палецкисом.
Российское общество преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ) выпустило сборник материалов, составленный по итогам проекта «Vox populi: мониторинг речевого поведения русскоязычных журналистов в России, странах ближнего и дальнего зарубежья». Сборник вышел под редакцией доктора филологических наук, профессора, академика Российской академии образования Л. А. Вербицкой.