RUS
EN
 / Главная / Публикации / Нужен ли букварь поколению гаджетов?

Нужен ли букварь поколению гаджетов?

Сергей Виноградов04.10.2019

Театр начинается с вешалки, а школа с букваря. Именно букварь, первый учебник в жизни человека, предопределяет, с каким чувством ученик откроет второй. О роли букваря в современной эпохе, новых методиках в начальной школе России и русских школ зарубежья «Русский мир» накануне Дня учителя побеседовал с автором одного из самых современных русских букварей, директором центра проектного творчества «Старт-ПРО» Института непрерывного образования МГПУ Еленой Восторговой.

Более 20 лет назад Елена написала букварь с соавторами – известным психологом и автором учебников Владимиром Репкиным и поэтом Вадим Левиным. На протяжении этих лет букварь перерабатывался и дорабатывался, выпускались пособия и электронные приложения. Иными словами, он проявил себя как книга, в которой невозможно поставить точку. «Букварь должен не только рассказывать о буквах, он должен учить ребёнка мыслить», – говорит Елена Восторгова.

Елена Восторгова

Как научить учиться

– Вопрос первый, но сразу главный – кому и зачем сегодня нужен букварь?

– Вопрос дискуссионный. Букварь – особая книжка, и у него очень жёсткий традиционный формат. Это всегда буквы, слоги, слова, тексты для чтения и занимательные задания. Шаблон очень чёткий, и его нужно придерживаться. Любое нарушение этого шаблона должно быть оправданным. Изначально букварь (или азбука) был книгой, которая обучает детей чтению. Она знакомит ребёнка с буквами, некими правилами работы этих букв и вводит его в мир литературного чтения. И ещё важная деталь: букварь – обязательный атрибут первоклассника и в чём-то даже символ.

Теперь посмотрим на реальную современную ситуацию. Дети обучаются чтению задолго до прихода в школу, используя разные способы и инструменты. Распространена подготовка к школе, кроме того, современный ребёнок с малых лет погружён в мир текстов гораздо в большей степени, чем его сверстники 10 – 20 лет назад. И гаджеты играют в этом большую роль. Ребенку только 5 лет, а ему уже хочется посылать сообщения, создать свою телефонную книжку. И вот дети приходят в школу, получают букварь, но фактически эта книга им уже не нужна, а потому, может быть, и не интересна.

– Что же плохого в том, что ребёнок рано начал читать?

– Ничего плохого, но это меняет задачи построения курса обучения и учебника. У современного ребёнка отсутствует мотивация к освоению того, что представлено в букваре. А в нём ведь не только читать учат. Сегодня много говорят о том, что задача современной школы не в том, чтобы дать ребёнку максимальное количество знаний, а в том, чтобы научить его учиться. Развить у него желание и умение учиться. И, прежде всего, этим должна заниматься начальная школа.

Современные учебники обязаны не столько отвечать на вопросы (то есть содержать много информации), сколько учить умению задавать эти вопросы и самостоятельно искать ответы на них. В учебниках как можно меньше должно быть императивов: «заучи», «запомни», «обрати внимание» и прочих «заклинаний». Их место должны занять призывы – «понаблюдай», «сравни», «как ты считаешь», «приведи примеры». Может быть, я скажу категорично, но если продолжать обучать по принципу заучивания, то всё меньше детей будут идти учиться в школу. Я работаю директором детского центра и вижу, как стремительно растёт количество детей, которые находятся на семейном обучении.

– Родители считают, что научат лучше профессиональных педагогов?

– Между прочим, среди родителей, которые решают перевести своих детей на домашнее обучение, много педагогов. Но не в этом дело. Особенность современной ситуации в том, что в обсуждение глобальных вопросов образования вовлечены огромные массы людей. Это уже не разговор профессионалов, в дискуссии участвуют политики, экономисты, родители. Такого раньше не было. Эта общественная дискуссия влияет на принимаемые решения и иногда даже мешает образованию меняться в правильном направлении.

Смартфон или собачка?

– Каким же Вы видите современный букварь?

– Я вижу его книгой, которая не только предъявляет буквы и материал для тренингов по освоению чтения. Букварь должен учить ребёнка задавать вопросы о буквах, и о том, как эти буквы соотносятся со звуками. Правильное изложение материала и подбор заданий могут заинтересовать ребёнка поиском и открытием интересных особенностей русского языка. Учебник должен ориентировать детей на наблюдения и открытия, удивлять его, и это будет мотивацией к обучению. Также очень важно, чтобы букварь и любая учебная книга имели диалогический характер. То есть в учебниках должны быть такие вопросы, с помощью которых учитель может организовать диалог в классе.

– Я думаю, Вы согласитесь с тем, что в современном букваре особое значение имеют иллюстрации, поскольку сегодняшний ребенок окружён визуальной продукцией. В букваре моего детства букву «С» иллюстрировал рисунок сита, которого многие современные дети никогда не видели. Сегодня рядом с «С» нужно рисовать смартфон или всё же лучше классическую собачку?

– Вопрос очень важный. С одной стороны, у букваря должно быть своё лицо, и мы не должны забывать о том, что он является детской книгой. Иллюстрации должны быть образными, сюжетными и вызывать у ребёнка эмоциональный отклик. Но в то же время, какая-то лаконичность тоже должна быть, излишний акцент на рисунки не нужен. Что касается смартфонов, собачек и сита, я выступаю за то, чтобы все иллюстрации были актуальны для ребёнка и понятны ему. Соглашусь с вами – сито, наверное, помещать в букварь не стоит. Как не стоит отмахиваться от гаджетов, поскольку это наша реальность. Приведу другой пример – в учебниках русского языка приводится список словарных слов, составленный в первой половине XX века. И он особенно не пересматривался. Но многие слова потеряли свою актуальность.

Русский букварь за рубежом

– Вы проводите презентации букваря и других учебников за рубежом, встречаетесь с российскими соотечественниками. Какие даёте советы коллегам и мамам, которые обучают русскому языку в иной языковой среде?

– Это очень интересная и невероятно актуальная история, поскольку количество билингвов резко увеличивается в силу свободы перемещения, миграции и других причин. Мы, педагоги и методисты, несколько отстаём от этого процесса. Я не специалист в этой области, она довольно специфична, но своё мнение могу высказать. Во-первых, речевая деятельность начнёт развиваться только тогда, когда есть соответствующие речевые задачи. Для билингва важно, чтобы у него была разная сменяющаяся речевая среда. И в ней бы возникали те речевые задачи, с помощью которых он будет двигаться вперёд в освоении языка. Иными словами, у билингва должно быть как можно больше полей для общения на этих двух (или более) языках. Отсюда совет родителям, которые хотят, чтобы их ребёнок говорил на языке страны проживания и осваивал, допустим, русский язык, – обеспечить ему поле для общения на обоих языках. Нужно водить в клубы, кружки, студии, где он может разговаривать по-русски. Также не стоит забывать о том, что школьные уроки русского языка должны быть занимательными и динамичными, поскольку многие билингвы посещают их по выходным дням, и им нужна мотивация.

– А каши в голове не возникнет, если изучать несколько языков одновременно?

– Нужно понимать, что билингвальная ситуация невероятно развивающая. Ребёнок находится внутри нескольких знаковых систем, один язык начинает работать на другой, происходит взаимоподдержка языков. И тогда может возникнуть ситуация сравнительного языкознания, к которому ребёнок приходит интуитивно. Я убеждена в том, что в курсе обучения для билингва обязательно должны быть встроены задания на сравнение: допустим, в русском языке гласные звуки вот так передаются на письме, давайте посмотрим, как это происходит в английском.

– Педагоги, которые занимаются с детьми-билингвами, используют российские буквари?

– Да, безусловно. В нашем букваре, хотя он и не предусмотрен для детей-билингвов, есть задания на сравнение из разных языков. Например, в ходе игры мы просим ребёнка прочитать то или иное слово с русским ударением (оно проставлено), а потом на польский (ударение на второй слог с конца) и французский манер (последний слог). Это помогает ребёнку понять, куда падает ударение в русском языке, и как его определять. Думаю, это задание было бы интересным и полезным и для билингвов.

– Вы говорите, что эпоха классических букварей прошла, и дети не воспринимают его как источник знаний. Возможно, буквари пригодятся иностранцам, желающим выучить русский язык? В букваре всё доходчиво – буква, картинка, слог, слово…

– И мы с этим сталкивались, к нашему великому удивлению. Мы позиционировали наш букварь для детей, которые выросли в русскоязычной среде. Потому что для наблюдений, к которым мы призываем на страницах книги, необходимо иметь некоторый языковой опыт. Но наш букварь, действительно, использовался как учебное пособие для иностранцев, причём не только детей, но и взрослых. Даже были случаи переводов нашего букваря. Также букварём активно пользуются дети из национальных республик России, в том числе, не владеющие русским языком.

– О чём чаще всего Вас спрашивают коллеги и родители во время зарубежных презентаций?

– Часто задают вопросы на конкретные темы, которые волнуют людей, – как обучать правильно ставить ударение или как разобраться с падежами. Также много спрашивают о гаджетах, их влиянии и использовании, о цифровых ресурсах в образовании и о том, как научить детей слушать. Я говорю о том, что учить современного ребёнка, гиперактивного и не умеющего слушать (это примета времени), можно только в диалоге.

Также по теме

Новые публикации

В Латвии и России в эти дни отмечают 75-летие освобождения от немецкой оккупации. Накануне памятной даты МИД Латвии выступил с демаршем, выразив недовольство проведением в Москве салюта по случаю юбилея освобождения Риги советскими войсками, назвав празднование недружественным жестом со стороны России.
В Москве при поддержке Федерального архивного агентства, Российского государственного архива социально-политической истории, Института всеобщей истории РАН, издательства «Политическая энциклопедия» открылась историко-документальная выставка «Война в Заполярье. 1941–1945».
Получить высшее образование на русском языке в Латвии, где проживает около полумиллиона русскоязычных жителей, сегодня увы, невозможно – даже частным вузам отныне это запрещено. Явно дискриминационное решение латвийских властей будет оспариваться в судебном порядке. Но пока суд да дело, ближайший сосед Латвии – Псковский регион – предложил детям наших соотечественников, проживающим за рубежом, свою вузовскую поддержку.      
В сентябре лидер болгарского движения «Русофилы» Николай Малинов был задержан по обвинению в шпионаже в пользу России.  Волна обысков и допросов прошла у активистов НПО, выступающих за добрососедские связи с Россией. Николай Малинов рассказал о своём аресте, связях с Россией и о том, кто заинтересован в разрушении российско-болгарских отношений.
В этом году исполнилось 130 лет со дня рождения знаменитого русского изобретателя Владимира Зворыкина – «отца телевидения». В России его имя долгое время было неизвестно. Но и в США, где изобретатель прожил основную часть жизни, он одно время был под надзором ФБР, подозревавшего в нём русского шпиона.
В 2018 – 2019 гг. Русским географическим обществом (Пензенским областным отделением РГО) была проведена этнографическая экспедиция «Современный этномир (Средняя Азия)», участники которой побывали в Узбекистане, Казахстане и Киргизии. Главная задача экспедиции состояла в том, чтобы выяснить, как живёт в этом регионе русскоязычное население, что происходит в регионе с русским языком и русским культурным наследием.
Десять лет назад в Кракове был открыт Русский центр фонда «Русский мир», который сразу же стал очень популярным у студентов как Педагогического университета, при котором он работает, так и других вузов Кракова. Во многом благодаря работе Русского центра интерес к России, её культуре и языку у польской молодёжи не только не ослабевает, но даже растёт. Чем привлекает сегодня Русский центр, рассказывает его бессменный руководитель Хелена Плес.
Осень принесла нашим соотечественникам, живущим в Латвии, ожидаемые неприятности. В школах нацменьшинств начался перевод обучения на латышский язык. Невзирая на то, что в младших классах дети ещё мало что понимают на неродном для них языке, половину предметов они вынуждены осваивать практически вслепую. В старших классах на долю русского языка пока приходится 20 процентов предметов, но через два года все среднее образование будет только на государственном.